ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения БАРАНОВА


Об авторе. Содержание раздела

СТИХИ 2007 — 2009

 

 

Государство — это он

 

Господин государство!

Мне кажется, я старею.

Мне больше не хочется вас и себя менять.

Не хочется плакать.

Не хочется лезть на шею.

Не хочется пере-,

и про-,

и вообще -живать.

 

Господин государство,

мне хочется быть кораллом.

Скромным, послушным

                     — и строить со всеми риф.

Многие мне говорили, что я устала:

— верю

— не верю

— ищу отпускные рифм.

 

Многие мне говорили, что я растрачу

сны до копейки,

себя не одев в броню.

Только подумайте:

                             сколько живой удачи:

веку на блюде быть поданным как меню.

 

Только подумайте:

подданство без границы,

а не до паспортных смен и кредитных нор

………………………………………………

— Господин государство!

    Вы будете очень злиться,

    если я временно выставлю вас в игнор?

 

 

 

Ирреландия

 

Видишь вокзал,

на котором можно

в Индию духа купить билет?!

   Н.В.Гумилев.

 

Вспомню Ирландию.

Буду гадать на трилистник.

Потчевать Джойса своим интернет-переводом.

В городе А. не рождаются люди и виснет

каждое слово, как ниточка водопровода.

 

В городе Б. будут лица привычно томиться,

В городе В. будут чуда ждать или трамвая.

Вспомню Ирландию.

Недопостигнув Улисса.

Может, поэтому лучше его понимая.

 

Выдумав жизнь, как песок в человеческих лапах,

Бог перепишет сюжет в корневой директорий.

Вспомню Ирландию.

Цвет её, форму и запах.

Не повстречав ни одну из её территорий.

 

 

Плюс-минус (человек)

 

Внутри твоих снов, твоих мыслей, желаний и дел

рождается боль и живет, как простой подорожник.

И ты понимаешь, что снова нащупал предел,

пройдя сквозь который вернуться уже невозможно.

 

А бабочка-совесть продолжит кружить и болтать.

И белыми крыльями не защищая от света,

твой раненый ангел оставит тебя подыхать,

и ты ему будешь почти благодарен за это.

 

И тонкие дни, прорастая стена за стеной,

Легонько задушат в своей паутинной пустыне.

И ты понимаешь, что вечность не станет иной

Плюс-минус гореть все равно что плюс-минус остынуть.

 

 

Умер Егор Летов

 

Ровно сегодня погибла эпоха.

Смелый ведущий успел приобщиться.

Из телевизора 

новеньким вздохом

смерть разлетелась по блогам и лицам.

 

В праздничность сайтов.

В рекламы.

В рингтоны.

Смирная новость — не жжет и не жалит.

Люди,

скажите,

а стыдно потом вам?

Или вам стыдно вообще не бывает?

 

Несколько суток — и будут делиться:

в залах суда

и в дерьме мемуарном.

Сколько их будет...

друзей...

очевидцев...

— Ни одного,

исключая гитару.

 

19 февраля.

около 20 часов.

 

 

К моему двадцатилетию

 

Я человек с двадцатилетним стажем.

Да будет Бог к писателям пристрастен!

Моих ошибок путь многоэтажен,

поэтому особенно прекрасен.

 

Многоэтажен, но немногословен.

Мой путь — он мой, каким бы ни был он.

Среди чудес мобильных колоколен

и жидкокристаллических икон

 

спешит.

Хрипит,

прокладывая шпалы.

Ползет неопалимой целиной.

Мой путь один: других путей немало.

Мой путь один — поэтому он мой.

 

 

* * *

 

себе, с грустью, посвящается

10.05.2007 22:54

 

Плюшевый мишутка шел войною прямо на Берлин...

   Егор Летов.

 

А мой плюшевый мишка устал умирать,

у него появились живые дела.

Батарейка не греет чужую кровать.

У горелых идей облетает зола.

 

А мой плюшевый мишка молчит в темноте.

От игрушечной шерсти запахло дымком.

Тот же стол.

Та же Янка.

Все те — и не те.

А привычку летать — засушить на потом.

 

Засучить рукава.

Перевымыть бельё.

Перепрятать еду, чтоб сосед не догрыз.

А мой плюшевый мишка опять за своё.

Ему слишком противно сообщество крыс.

 

А мой плюшевый мишка — свирепый медведь:

из фальшивых клыков и прозрачной души.

Он опять разделяет на «сметь» и «не сметь».

Он опять подставляет себя под ушиб.

 

(косвенно продолжая новосибирско-роковую тематику...)

 

 

Янке Дягилевой

 

От гранитного лба —

           проколачивать стены.

От большого ума —

           вниз лицом по реке.

Здесь на выставке душ стеклянеет измена.

Здесь любовь предлагают в живом уголке.

У колодца нет дна.

     У вины — виноватых.

— Смерть идет по следам.

— Так следи веселей.

Из фарфора и льна,

       из картона и ваты

создадим антураж гуттаперчевых дней.

И не нужно прощать.

И не нужно прощаться.

Каждый может лететь — ровно десять секунд.

А когда мы умрем —

чередой декораций

дорогие рекламы

спокойно пройдут.

От большого ума...

Без особого шума...

Нас спасает «Тефаль» от излишества бед.

Не болеть.

Не жалеть.

Не влюбляться.

Не думать.—

продавая себя за шмотьё и обед.

Одинокие тексты:
 12    11    10    9    8    7    6    5    4    3

Next 10

2006 — 2005. Рифмоглавы и циклы

Новые стихиПроза Аудиозаписи

О творчестве Евгении (Джен) Барановой

Об авторе. Содержание раздела

Montale отзывы здесь.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com