ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения (Джен) БАРАНОВА


Об авторе. Содержание раздела

ОДИНОКИЕ ТЕКСТЫ

СТИХИ 2016

 

«Открыла я журнал "Кольцо А" за номером 94 – и поняла, что это хорошо.
Потому что там наш семинар при СПМ в почти полном составе =)
http://soyuzpisateley.ru/contents.php?id=44
Иван Стариков, Евгения Джен Баранова, Константин Комаров, Евгения Коробкова, Данила Иванов
и Анна Маркина в прозе».

 

 

Антология

 

теперь мой друг и сумерки не в счёт

хрусталь ушедших звуков не тускнеет

и если ласточка внутри меня уснёт

то жизнь не завершится вместе с нею

 

не завершатся рыбы и холмы

не прорастёт горошек в крепдешине

среди колец разъятой тишины

моё тепло гостиную покинет

 

но — карп и краснопёрка и карась

но — способ поцелуи мерить в граммах

останутся

когда б ни пресеклась

упрямая моя кардиограмма

 

 

У соседей собака воет

 

У соседей собака воет.

Бесы жмут, караван идёт.

 

— Гребешок на краю алоэ,

мастерица больничных нот,

чудо-девочка в мартомае.

(Скоро тридцать — пора в запой).

 

У соседей собака лает,

не забрали её с собой.

 

Десять лет у любови в нищих,

шуры-муры да Шангри-Ла.

От любви, говорят, не ищут.

Замечательно.

Не нашла.

 

Твои сырники, пальцы, пайты.

Твоей бабушки чёрный плед...

У соседей собака альтом

разливается — сколько лет?

 

— Танцовщица на корке вихря,

собирательница молитв.

 

У соседей собака стихла.

Вероятно, за ней пришли.

У соседей собака стихла.

Вероятно, за ней пришли.

 

 

Кардиология

 

Живи как хочешь. Вовсе не живи.

Устойчивость у хордовых в крови.

 

Игла за ниткой, насыпь да карьер,

не в меру умирать, лишь полимер

 

тебя спасёт (он точно ведь спасёт?)

 

Следи за тем, как движется живот,

 

за цветом рук, за шеи ломотой.

Живи как хочешь. Ты ещё живой.

 

Не встретил никого. А нужен — кто?

Играешь с пузырьками в страхлото.

 

— Ты как там поживаешь?

— Я в поряд...

И радуешься, надо же, звонят.

 

Овсянка. Ясли. Медсестра. Манту.

Влюбленность. Ялта. Виноград во рту.

И сердца стук. Всего лишь ровный стук.

 

 

Желток

 

Солнце закатное — дивное солнце.

Страшное солнце. Кровавый желток.

Оком скользит над двубортным оконцем,

огненным лаком ласкает висок.

 

Лакомка кошка купается в красном,

зубки легко примеряет к руке.

Солнце закатное — солнце безвластных —

топит в туманном своем молоке

 

Осипа, Анну, кресты под Смоленском,

звёзды на кедах, Рязань, Эр-Рияд.

Или же красит карминовым блеском

то, что советские песни хранят.

 

Солнце закатное — чёрствое солнце.

Призраки зданий тихонько гудят:

— Друг мой поручик, а, может, вернёмся?..

Но никогда не приходят назад.

 

 

Кореиз

 

Приятно в поселке, в котором ты вырос.

Соседская бабушка видела примус.

У смуглой Оксаны во рту сигаретка.

На шишках сосновых танцует левретка,

а, может, семейство расчетливых чаек...

Приятно жить в городе. Там, где не знают

ни толстых домов, ни проспектов пространных,

ни как называют в Москве баклажаны,

зато отличают подгруздок от груздя,

купанием долгим спасают от грусти

сметанных туристок соседних локаций.

Приятно на острове лет в девятнадцать.

(не остров! не остров! у острова — шея!

конечно, не остров: снаружи виднее:

кагор, Воронцов, водопады, колонны)

Приятно в деревне, с которой ты скован.

Из рыжей земли на кровавом кизиле

тебя, как подснежник, деревья растили.

И солнце цвело, и тетешкала осень.

Приятно в поселке, который ты бросил.

 

 

О чем вы думаете

 

О чем вы думаете — спрашивает Фейсбук.

А если не думаю — не о чем, ни о чем.

А если внутри у меня молодой паук

сам выбирает, где холодно-горячо?

 

Кто вас придумал — спрашиваю стихи.

Жарко дрожащие, смелые, не мои.

Придумали нас болотные огоньки,

придумали нас Димитрием на крови.

 

Слышишь, крадется? — спрашивает щенок.

Голосом пылким высвистывает петлю?

Это, хозяйка, смерти звучит манок.

Это, хозяйка, бродит шатун-баюн.

 

О чем вы думаете — спрашивает Фейсбук.

Кто вас придумал — спрашиваю стихи.

Слышишь, крадется — спрашивает щенок.

 

 

Ведьмина песенка

 

Швы расползаются в кои-то веки?

Справь себе нового друга.

Пресное тело, морковные веки,

круглое сердце из лука.

 

Можно с гвоздикой, а можно с корицей.

Соль, разрыхлитель, имбирь.

Парень исправно послужит лет тридцать

и не уедет в Сибирь.

 

Можно обнять, можно складывать в ящик,

можно укутывать в плед.

Жалко, что он не совсем настоящий,

но настоящих-то нет.

 

...Брать на прогулку под сенью лазурной...

— Как поживаете, мисс?

Добрый, приятный, чувствительный, умный.

Только вот швы расползлись.

 

 

Радуница

 

Смерть моя!

Не нарадуюсь!

Радуюсь — понедельникам.

Под одеялом розовым не догоняю сон.

Сколько красивых саженцев так и не стало ельником.

Сколько хороших мальчиков взмыло за горизонт.

 

Смерть моя!

Заговорщица!

Вижу юлу блестящую,

гжель на широкой скатерти, хлебницу для галет.

Как говорят писатели,

ломка по настоящему,

страх перед неминуемым,

неугасимый свет.

 

Душно,

да так что

плещется

искра в горячей лампочке.

Тихо,

да так что

вертится

ходиков хоровод.

Смерть моя!

Сука!

Девочка!

Ей не купили саночки,

ей не вернули бабушку

и не открыли торт.

 

 

Winter

 

Зимние люди похожи на клумбы.

Ходят зигзагом, и ромбом, и румба

 

в мерзлом дыхании не ощутима.

Зимних гражданок топорщатся спины.

 

Кто-то с котомкой, а кто-то с кошачьим

кормом несется вослед подлежащим.

 

Зимние девочки греют аллеи,

знаки эпохи над ними алеют.

 

Пес понимает — в морозную известь

лапу макает, как в прибыльный бизнес.

 

Нет ни кораллов, ни лодки с марлином.

Есть только холодность дней этих длинных,

 

да каблуки обнажают суглинок.

...Я не умею рассказывать зиму.

 

 

Гуси-лебеди

 

где же вы гуси лебеди

утки гагары вороны

что же меня не ищете

всё позабыли, чай?

нет у меня иванушки

нет у меня аленушки

есть только море белое

да позапрошлый чай

 

есть еще сказки шведские

есть еще письма детские

есть табурет хромающий

на табурете я

над головой повесилась

в рамочке дева с персиком

зелень в окно и редкая

радость от бытия

 

где же вы крачки с клушами

обыкновенным гоголем

может ко мне подниметесь

крошками накормлю

я превращусь в черемуху

ветки раскину до неба

 

и пропоет мне вечное

радуга-гамаюн

 2    28    27    26    25    24    23 

Новые стихи — Previous 10

2006 — 2005. Рифмоглавы и циклы

О творчестве Евгении (Джен) Барановой

Стихи — Проза АудиозаписиДжен в афишах и фотографиях

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com