ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения (Джен) БАРАНОВА


Об авторе. Содержание раздела. Контакты

ПОЭЗИЯ 2012

 

ОДИНОКИЕ ТЕКСТЫ

 

 

* * *

Когда умирают в минутах стрелки,

время становится космонавтом.

Верит —

в летающие тарелки.

Бродит—

по космосу виновато.

Времени грустно:

нельзя пролиться.

Вот и находит — пути и путы.

Время,

случайное,

как убийца.

Время: куда? для чего? кому ты?

Я же —

как Гинзберг с поэмой «Вопль».

Я не хочу уходить со всеми.

Скрыться! В Америку! В глушь! В Европу!

Время, помилуй!

Помилуй, время!

 

 

Колыбельная для вещей

 

Я не люблю, когда тревожат вещи.

Мне жаль тепло их кропотливых спин.

Учитесь поступать по-человечьи:

не разбивайте блюдце о камин.

 

Не рассыпайте соль: она бессильна.

От черного кота не рвите нить.

Он тоже, по-ахматовски умильно,

умеет солнце в лапах приносить.

 

Не стройте супнице обидчивых прелюдий

и не спешите принтер хоронить.

А вещи что — они все те же люди,

но не умеют, к счастью, говорить.

 

 

Мальчик

 

Мальчик сказал мне: «Как это больно!»

И мальчика очень жаль

                        Анна Ахматова

 

Мальчик мне сделал больно.

Мальчика очень жаль.

В пре- или над- исподней

скоро сожгут февраль.

 

Быстро сойдет невольный,

тонкий тепла налет.

Мальчик мне сделал больно.

Кто же его спасет?

 

К небу прижмусь ладонью,

в губы скажу луне:

— Мальчик мне сделал больно.

Можно его ко мне?

 

 

* * *

 

Мой первый муж

                        (он трудный самый)

мне говорил — умрём

                                       вдвоём.

А я его любила, мама,

как старенький аккордеон.

 

Как вечера на кухне общей.

Как чая благородный чад.

А я его любила…

                              Больше

об этом вряд ли говорят.

 

И так легко,

                     светло,

                                  упрямо

цвела под ребрами свирель.

 

Я так его любила, мама,

как не люблю его теперь.

 

 

Романтика. Ленин

 

Вокзальная.

Площадь.

Тоскливо.

С трудом поднимаю века.

Пожалуйста — Ленин, с залива.

Практически — с броневика.

 

И день — исключительно смелый.

И взгляды реки — широки.

А вы говорите — эсеры

и прочие меньшевики.

 

А вы говорите — случайность.

В империи бродит бронхит.

Тут Ленин меня замечает

и шепотом вдруг говорит:

 

— Любая кухарка...

— Поможем...

— Марксисты...

— Кружок...

— Капитал...

А знаете, Женя, я тоже

когда-то стихи рисовал.

 

И так мы уходим,

болтая,

и люди уже не видны.

 

В каком-то мучительном мае

за год до начала войны.

 

 

* * *

 

Сердце мое! Изо льда уздечка!

Все еще бьешься, как Лже-Нерон

Все еще помнишь, как йод в аптечке

теплые раны других времен.

 

Слезы текут — вымывают лица.

Люди текут — поднимаю щит.

Сердце мое! — Золотая спица:

тянет,

и колет,

и горячит.

 

Не уходи — барабанят ставни.

Не уходи — отвечает дождь.

«Я не умею тебя оставить»

Сердце мое! — Молодая ложь!

 22    21    20    19    18    17    16    15    14    13

Next 10 Previous 10

2006 — 2005. Рифмоглавы и циклы

О творчестве Евгении (Джен) Барановой

Стихи — Проза Аудиозаписи

Об авторе. Контакты. Содержание раздела

Только на нашем сайте смотреть триллеры в хорошем качестве в любое время

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com