ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир БАРАНОВ


Об авторе. Содержание раздела

СВЕТ И МРАК

Высоко-высоко, в заоблачных высотах, в самых высших небесных сферах, стоит небольшой домишко, весьма неказистый на вид, с обшарпанной дверью при входе, а над ней покосившаяся вывеска с одним-единственным словом «Судьба». Какому конкретно небесному ведомству принадлежит этот офис, понять совершенно невозможно. Стоишь перед ним, с ужасом смотришь на это единственное слово, и осознаешь, вот она, последняя инстанция, как тут решат, так и будет, и надеяться больше не на что.

В этом скромном домике всего две комнаты, одна напротив другой, на первой приклеена бумажка с типографским шрифтом, гласящая: «Отдел счастья. Ответственный за противопожарную безопасность ангел Свет», а на второй, наоборот, корявым почерком выведено: «Отдел несчастий. Ангел Мрак» — и больше ничего, никто за пожарные проблемы не отвечает. Да и дверь в этой комнате какая-то несолидная: прогорела кое-где, а на месте замка — дырка: каждый, кому в голову взбредет, может сюда зайти, подложить какую-нибудь гадость или забрать что-нибудь, ну, например, папку с вашей анкетой и биографией, а потом ищи ветра в поле.

А как человеку жить без судьбы, спрашивается? Совершенно невозможно, хоть какая-нибудь, пусть плохонькая, но должна быть. И, главное дело, жаловаться некуда — самая последняя инстанция.

В той комнате, где ангел Свет сидит, какой-то маломальский порядок: все папочки на полочках лежат, разложены по алфавиту, пыль тряпочкой стерта, проветрено и дышится легко. Сам ангел Свет ухоженный такой, с улыбочкой, все перышки причесаны, помыты, ну, словом, выглядит вполне прилично, с таким приятно о жизни поговорить и всё такое.

А друг его и коллега, что в комнате напротив, опять не брился две недели, за спину держится: видать, прошиб радикулит. Он, то есть ангел Мрак, когда поднимается из-за стола, держась за поясницу, то обязательно на пол смахнет бумажку, ну а нагнуться не в состоянии, она так и будет валяться на полу, покамест он не выздоровеет. А после он ее в какую-нибудь папку засунет, да не в ту, что надо, а в другую, и человек, который только вышел на свободу, отсидев свой срок за кражу вилка капусты с совхозного поля после уборки урожая, снова садится. Но уже за хулиганство: чего-то там не то сказал ментам во время проверки документов в поезде Котлас-Подосиновец. Такого поезда, может быть, даже и нету: всего один прицепной вагон в конце состава — и надо же, такое несчастье!

Судья на том громком процессе все докапывался, нет ли тут политической подоплеки: «А с какой целью вы украли вилок капусты?» — «С целью сварить борщ». — «Так для борща нужна еще картошка и свекла». — «Все верно, гражданин судья, но я не успел, меня схватили сразу». — «А нет ли у вас других мотивов, ну, например, подрыв российской государственности?» — «Нет, я просто есть хотел. Потом она все равно сгниет, там все воруют». — «Мы, к сожалению, всех посадить не можем, катастрофически не хватает площадей».

Короче, человек отмучился, отсидел свой срок, и надо же, тут ангел Мрак схватился за поясницу и ненароком смахнул бумажку на пол, а после сунул ее не в ту папку. И бедолага опять поехал в «зону».

Пока ангел Мрак, прихрамывая и почесывая сломанное крыло, двигался вдоль запыленных стеллажей с личным делом бедолаги, его коллега ангел Свет писал на самый верх представление о присвоении очередного звания начальнику в погонах, который пресек тягчайшее злодеяние с хищением капусты в особо крупных размерах группой коррупционеров. Они, якобы, хотели продать эту капусту за рубеж, а денежки сложить в швейцарский банк.

Ангелы Свет и Мрак были друзьями, работали в этой конторе с незапамятных времен, можно сказать, с момента ее основания, день и ночь трудились в поте лица, не покладая рук, и когда рутина их окончательно изматывала, то они ходили в гости друг к другу. Ангел Свет всегда прихватывал с собой бутылку нектара, а ангел Мрак — трехлитровую банку с самогоном, который он гнал из пожелтевших бумажек, валявшихся у него повсюду. На них уже ничего нельзя было прочитать, но самогон получался из этого материала звериной крепости и сражал обоих наповал.

Если кто-нибудь из читателей полагает, что его анкета попала в тот или иной отдел навечно, то он сильно заблуждается: иногда она меняет свое место, перекочевывает в помещение напротив — и жизнь человека решительно меняется: он может внезапно стать счастливцем или наоборот.

Руководящей инструкцией это категорически запрещено, у них там всё страшно засекречено: охрана, телекамеры и всё такое… Но и у нас на земле многое не разрешается, ну, например, нельзя продавать ракеты с боеголовками всяким там бандюганам из попинско-фуёпинской преступной группировки, однако же такое происходит, о чем мы с ужасом узнаем ежедневно из программ новостей по телевидению. Вот и у них такая же картина: к примеру, собрался как-то в выходной день ангел Мрак на посиделки к своему другу, завернул банку с убойной жидкостью в какую-то анкету, сунул ее под крыло и шмыгнул по-быстрому через коридор в дверь напротив. Они часто так делают, надо же им о чем-то говорить за рюмкой нектара или стаканом со звериной жидкостью. Мы же с вами, уважаемый читатель, тоже так поступаем на земле. О чем мы с вами беседуем по пьянке? Всё верно: о работе. И они о том же…

Сидят они, значит, смакуют, не торопясь, эту гадость и обсуждают свои проблемы.

— Не представляю, что мне с этим бедолагой делать, — сочувственно так говорит ангел Мрак и тычет пальчиком в анкету, в которую был завернут самогон.

— А что такое? — улыбается ангел Свет.

— Да жалко мужика. Писатель он вроде бы неплохой, но публиковать его никто не хочет.

— И давно он этим делом занимается?

— Пятнадцать лет пороги обивает и все без толку.

— Не бери ты в голову такие глупости, — смеется ангел Свет. — Засунь его анкету куда-нибудь подальше. Подумаешь, несчастье! Простая невезуха, еще неизвестно, что с ним будет после публикации. Сам понимаешь, в какой конторе мы работаем: никто не ведает, что случится завтра… Вернее, Он-то знает точно, а мы с тобой простые клерки, наше дело пронумеровать бумажку — и папочку на полку. Еще нам не хватает переживать из-за всякой чепухи.

— Ты прав, старик, так можно подорвать свое здоровье. У меня и так отдел тяжелый: болезни, войны, нищета. Не знаю, как дотянуть до пенсии.

— А сколько тебе осталось? — улыбается ангел Свет. — Ты ведь на вредном производстве, идешь по списку номер два.

— Две с половиной тысячи лет.

— Ну, ничего, дотянешь. Давай на посошок, уже светает.

Ангел Свет наливает своему другу полный стакан с верхом, а себе полрюмочки, и они чокаются. Закусывать у них не принято, так, крылышком занюхают и всё. Потом он взваливает своего друга на плечи, бегом через коридор, толкает ногой прожженную дверь и возвращается к себе.

А анкета писателя-неудачника по фамилии Козлищев-Рабинович, та самая, в которую был завернут самогон, случайно остается у него на столе. И вот тут-то начинаются чудеса. Утром в квартире бывшего неудачника, бедняги-писателя раздается телефонный звонок.

— Алло, я слушаю.

— Это Козлищев-Рабинович?

— Да, это я.

— Сидор Поликарпович?

— Верно.

— С Вами говорят из журнала «Остров».

— Какой еще «Остров»! Ничего не понимаю.

— Вы, Сидор Поликарпович, нас обижаете. Наш «Остров» — самый крутой диссидентский журнал в Европе. Вы рукопись посылали нам шесть лет назад?

— Ага, вот в чем дело, припоминаю.

— Мы рады Вам сообщить, что Ваша повесть будет опубликована в следующем номере.

— Ладно, валяйте.

— С Вами хотел бы поговорить наш главный редактор. Запишите его телефон.

— Пусть лучше он мне сам звонит через полчаса, я должен позавтракать, — говорит Козлищев-Рабинович и кладет трубку.

Шесть лет назад, услышав что-нибудь подобное, он бы упал с кровати, шесть лет он ждал хоть какой-нибудь весточки от этого журнала, хотя бы сообщения, что рукопись дошла до адресата, шесть лет назад он бы ползком пополз на встречу с этим главным редактором.

Но именно сегодня всё не так.

Вы спрашиваете, почему, мой дорогой читатель? Я вам отвечу, всё очень просто! Анкета с фамилией Козлищев-Рабинович была забыта во время пьянки двух ангелов в отделе «Счастье» конторы под вывеской «Судьба».

А вы говорите, что чудес на свете не бывает. Бывают, мой дорогой читатель, редко, но бывают…

Но это еще не всё.

Теперь мы ждем ответного визита, мы с нетерпением ждем выходного дня, когда причесанный, побритый и помытый ангел Свет упрячет под крыло бутылочку с нектаром, завернутую в анкету с грифом «Совершенно секретно» и переступит порог того кабинета, где выломан замок. Там уже измаялся от ожидания ангел Мрак, а на его рабочем столе всё та же трехлитровая банка с жутким зельем.

У этих двух очень мне симпатичных ангелов было заведено железное правило, которое никогда не нарушалось: на своей территории, то есть в рабочем кабинете, напиваться до чертиков хозяин не имел права, потому как кругом подслушивающие и подглядывающие самые современные устройства, и высокое начальство такого святотатства не простит, могут и выкинуть на улицу без выходного пособия. Но гость — другое дело, гость может делать, что захочет, — таково непреложное правило всякого гостеприимства.

Поэтому теперь пить из рюмочки нектар будет ангел Мрак, а его гость из граненого стакана может отвязываться по полной программе. Тут, конечно, было нарушение, но начальство смотрело на это сквозь пальцы… Кадры, как говорится, старые, проверенные, профессионалы самого высокого уровня, тем более, что личной жизни не имели никакой, словом, им давали определенные послабления.

Вот они расположились друг напротив друга, наливает сам хозяин, и идет неспешный разговор, сами понимаете, всё о той же работе. А о чем им еще говорить? Девочки их не интересуют, читают они только анкеты, в общем, говорить-то больше не о чем.

— А я к тебе с радостью пришел, — улыбается ангел Свет.

— Ну давай, выкладывай.

— Помнишь ли ты, Мрак, как я тебе рассказывал об одном человеке в погонах?

— Конечно помню. Ты на него представление писал наверх, чтобы ему еще одну звездочку добавили.

— И, понимаешь, решили положительно. Он теперь в большом фаворе.

— Поздравляю, дорогой! А как его фамилия?

— Генералов, — смеется довольный ангел Свет, — вот же его анкета, я в нее бутылку с нектаром завернул для конспирации.

— Давай за это выпьем, — говорит ангел Мрак и наливает по полной: себе в рюмку, а гостю в тот самый граненый стакан.

— Хорошо пошла, — говорит ангел Свет, — небось недавно выгнал? Крепкая зараза!

— Вчера и выгнал, — отвечает ангел Мрак, — в обеденный перерыв, свеженькая еще.

Надо отдать ему должное, ангел Мрак никогда в рабочее время самогон не гнал: экономил минуты на мытье, бритье и обеде. Он дисциплину четко соблюдал, такого голыми руками не возьмешь, он всё предвидел, недаром столько лет бессменно сидел в своем отделе.

Бюрократ — он везде бюрократ, даже в небесной сфере, а там порядки те же, что и у нас: если нельзя, то нельзя, а если очень хочется, то можно.

— Напомни мне, что Генералов твой толкового наделал? — спрашивает ангел Мрак.

— «Капустное дело», — с гордостью отвечает ангел Свет. — Он ликвидировал всю преступную сеть: был страшный замысел — под видом недоедания собрать с полей оставшуюся после уборки урожая капусту и продать ее на Багамы.

— Что-то я припоминаю, — говорит ангел Мрак, — была у меня здесь анкета: какой-то чудак хотел борщ сварить, а его повязали.

— Во-во, он самый.

— Куда я эту анкету засунул, ума не приложу, — сетует ангел Мрак, — вечно у меня всё пропадает.

Так они мирно беседовали, милые моему сердцу ангелы Свет и Мрак (а почему милые — я объясню позже, в самом конце рассказа), и эта жуткая гадость, которую пил ангел Свет, была ему в радость, потому что не важно, по большому счету, что ты пьешь, а важно, с кем ты пьешь. Надо честно сказать, что последний стакан ангел Свет опорожнил с трудом — это был принципиальный вопрос, ибо они оба никаких следов после попойки не оставляли: это строжайше было запрещено.

Занюхав крылышком, он уткнулся носом в бумажку на столе, то есть в анкету Генералова. Как ни пытался ангел Мрак эту бумажку вытащить, ничего у него не получалось, и тогда он поднял с пола другую, какая подвернулась под руку, как оказалась позже — анкету бедолаги, который хотел поесть борща.

Все эти прощальные процедуры у них были отработаны до автоматизма, и, завернув бутылку из-под нектара в анкету любителя борща, он сунул ее под крыло ангела Света, взвалил своего кореша на горб, и, чуть прихрамывая, сиганул через коридор в дверь напротив.

Утром раздается звонок по мобильному телефону.

— Алло, я слушаю.

— Товарищ Генералов?

— Так точно.

— Мокий Акакиевич?

— Так точно.

— С Вами говорят из Генеральной прокуратуры.

— Рад слышать.

— Вы погодите радоваться: Вам следует немедленно прибыть сюда.

— А что, собственно, случилось?

— Вы теперь главный подозреваемый по делу о продаже ракет с боеголовками попинско-фуёпинской преступной группировке.

Немая сцена, как у Гоголя.

Теперь давайте, дорогой читатель, мы поглядим, что стало с тем любителем борща. Я лично, как человек гуманный, весьма сентиментальный и крайне сострадательный, к тому же автор данного рассказа, я лично сделал всё от меня зависящее, чтобы исправить жуткую несправедливость и выпустить человека на свободу. И, каюсь, это я подсунул пожелтевшую бумажку с анкетой борщелюба подвыпившему ангелу Мраку, который и переправил ее в дверь напротив.

Наутро бывший осужденный стоит с котомкой и справкой об освобождении по эту сторону узилища, и его встречает брат Василий, который только что пригнал свой электровоз на станцию Княж-Погост, приютившуюся возле «зоны». На самом деле электровоз — это федеральная собственность, но Василий считает его своим, потому что работает на нем машинистом. На этом электровозе он таскает составы с лесом, ведь кругом тайга, а «зеки» всё никак не могут ее спилить. Помня о том, что брату небезопасно ездить в поездах, поскольку он неадекватно реагирует на милицейскую форму, Василий принял единственно правильное решение: отвезти его в Подосиновец на своем электровозе, тем более, что ехать рядом — верст двести или триста. На всякий случай он прихватил на запасных путях порожний состав, специально это сделал для конспирации, для отвода глаз, чтобы гляделось натурально.

И едут они теперь спокойно по заснеженной тайге, на семафоры не глядят, Василий и раньше на них не обращал внимания, и всюду им дают зеленый свет. А почему? — спросите вы, мой дорогой читатель, и я вам отвечу: потому что их анкеты лежат в отделе «Счастье».

Я со всем согласен, скажет мне дотошный, докучливый читатель: ракеты мы бандитам продаем, составы угоняем, самолеты доверяем вести на посадку малолетним детям — всё это верно и нормально, но чтобы ангел мог за ночь три литра самогона выпить — это ложь! Такого у нас в России быть не может. Здесь автор лишнего хватил. Не верю, хоть убейте. И, главное, без закуски. Да он после четырех стаканов свалится.

Серьезный довод приводит мне мой оппонент, он знает проблему изнутри, такого не собьешь никаким гротеском.

Оставим этот неуместный спор, вернемся к нашим ангелам, ведь я обещал немного рассказать о том, за что я их так люблю. Вы только посмотрите, мой дорогой читатель, какие они замечательные парни: вот ангел Свет — сама доброжелательность, аккуратность, в хорошем смысле слова педантичность. А ангел Мрак? Такого сострадания к людям я больше не встречал нигде. Конечно, оба не без недостатков. К примеру, ангел Мрак мог бы побольше внимания уделять противопожарной безопасности. Но где на это время взять? Ему помыться и побриться некогда. К тому же труд у Мрака на вредном производстве: день и ночь приходится читать чернуху, он на этой почве схватил радикулит, крыло сломал во время полета с ревизией по делу о попадания молнии в склад боеприпасов. Какие-то негодяи во время его отсутствия дверь в кабинете подожгли и замок сломали. И что интересно: сумели сигнализацию отключить. Я вам скажу, дорогой читатель, что в небесных сферах она так же ненадежна, как у нас. Я лично отношусь к этому ангелу с сочувствием, он мне симпатичен даже своими недостатками, они мне оба симпатичны, и Свет, и Мрак: что бы они ни делали, всё идет на пользу людям, вольно или невольно, с умыслом или без него, даже по пьянке, — а все равно хорошо.

Как и у нас с вами.

Сентябрь 2006 — май 2007:
«Душа моя отлетела» — «Три сапога — пара»«Ангел поцеловал»«Индеец» — «Горькие огурцы» — «Свет и Мрак» — «Не умирай сегодня»

Июнь 2007 — декабрь 2009

Об авторе. Содержание раздела

http://www.molodostroy24.ru/ покупка квартир по военной ипотеке купить квартиру. . http://монтаж-рекламы.москва/ смета на капитальный ремонт стеллы.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com