ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Рита БАЛЬМИНА


 1    2    3    4

 

* * *

Когда на тракте каторжной строки

Под острием острожного пера

Неосторожным росчерком руки

В кавычки заключается игра,

Когда кретинка-критика корпит

В углу над уголовными делами,

Когда гремят скандалы кандалами

В передовицах сдавленных обид,

Когда, как глист, извилист журналист,

Свои извилины излив на лист,

На сверстанные полосы этапа,

Когда в подвал газетного гестапо

Густым курсивом загоняют слово

По курсу подлицованной фарцы, —

То мудрецы скорбят, как мертвецы,

При погребении еще живого.

 

 

Мегаполис

 

1

Мегаполис, продрогший до мозга костей

И промокший до синевы.

Я попала сюда, как в хмельную постель

К чужаку с которым на «вы».

Мегаполис туннелей и эстакад,

Над Гудзоном дающих крен,

По мостам и трассам сползает в ад

Под воинственный вой сирен.

Мегаполис: Эмпайр попирает твердь,

Припаркованный к облакам,

На Бродвее рекламная круговерть —

Мельтешат мультяшки «дот кам»,

Но армады высотных жилых стволов

Неустанно целятся в высь.

Пожирай журнальных акул улов

Да избытком быта давись.

Провались в андерграунд густых пустот,

В андерграунд с приставкой «арт»

Грызуном над грудами нечистот

Под змеиным клубленьем карт.

Поздний брак по расчету с тобой — постыл,

Но вопящую душу заклеил скотч,

И на сотни миль твой враждебный тыл...

В мегаполис по-лисьи вползает ночь.

 

2

город-ад

город-гад

ты настолько богат

что сидишь на игле без ломки

героиновой дури сырой суррогат

да прикольных колес обломки

 

город рай

самый край

здесь живи-умирай

марафетным жрецам на потребу

шприц-эмпайр обдолбаным шпилем ширяй

варикозные трубы неба

 

смерти нет

это бред

упразняю запрет

над тобой косяком проплывая

ты пейзаж я портрет

над бродвей лафайет

траектории тает кривая

 

я обкурен и пьян

и тобой обуян

и бореем твоим обветрен

обнимая кальян

разжимаю капкан

вертикальных твоих геометрий

 

 

3

Я вернулась в мой город — до слёз незнакомый,

на хайвэй, под сирены впадающий в комы,

где названия улиц — знакомы со школы,

где ржавеют друзья на игле под приколы,

где на каждом шагу — вавилонские башни

упираются в твердь. Когда рушатся — страшно...

Отвяжись от меня, незнакомый прохожий,

на вэст-сайдском наречьи своём чернокожем!

 

4

Это просто Нью-Йорк и ноябрьская стылость,

Это просто полтинник уже «на носу»,

И небесная твердь прорвалась, опустилась

На плечо, на котором ребёнка несу.

 

Он устал и уснул, шебутной почемука,

Я от стужи его прикрываю рукой.

И не крест, но крестец и крестцовая мука,

Мой последний шедевр, невербальный такой.

 

Что писать? и зачем? После Вертера — ветер,

После Бродского вброд сквозь бурлящий Бродвэй.

Озаряется вспышками Верхний Манхэттен,

Подколёсной водой обдаёт до бровей.

 

Это просто Нью-Йорк, ноября декорации...

Как бы мокрым зонтом от борея отбиться и

На прокрустову лажу второй эмиграции

Положить отсечённые ею амбиции?

 

 

* * *

Храни меня, безногий бог дороги —

Двурогая уродливая герма:

Бесцельный путь выматывает нервы,

И я едва передвигаю ноги.

И страшно, страшно странствовать под стражей

Созвездия, охваченного дрожью,

По раздражающему бездорожью

Безбожного убожества пейзажей.

Дорожный знак «луна» белеет над оливой.

Дай руку! На! — попутчик молчаливый:

Вдвоем вдвойне бессмысленней идти,

Особенно, когда не по пути...

Дай руку мне. Ведь ты меня не выдал

Ни первым встречным на большой дороге,

Ни тем, кого хранит гранитный идол —

Обрубок гермы грубый и двурогий.

 

 

* * *

Я вижу Яффо по-другому,

И ты меня не убедишь

В том, что предутренняя тишь

В порту напоминает кому.

Здесь зной зловонный неизбывней,

И рыба пахнет анашой,

И пирсов каменеют бивни

Сквозь бриз в лагуне небольшой.

По кромке бахромы из тины

Хромает наловивший крабов,

А мол волной плюет картинно

На мокрых рыбаков-арабов,

Которым звезды строят глазки —

Блестят небесные путанки.

Хотя куда острее ласки

У марокканки-наркоманки.

Та присосалась к сигарете —

Страшна, как божье наказанье...

А лунный серп на минарете

Острей ножа для обрезанья,

Острее брани на губах

Прямых потомков Авраама...

Органный бог, органный Бах

Из католического храма —

Дух духоты... Вдыхай, пиши,

Вложи в слова такие средства,

Чтоб состояние души

Передавалось по наследству.

 1    2    3    4

Рита Бальмина в проекте Елены Винокур «ТКЛ»

Семен Прокатов. Комментарии к конкурсу «Серебряный стрелец» 2008

О.Светлова (Светлана Осеева) о «поэзии-личности» Р. Бальминой

Подборка в «Член$ком журнале» Алексея Даена

Рита Бальмина. Памяти Алексея Даена

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com