ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Искандер БАХИТО


ЗЛОВРЕДНЫЙ ПЁС

Пьеса

 

Сцена 1

 

Просторный кабинет в доме Владимира Кетлера, умершего месяц назад.

Большой письменный стол на нем старинный абажур, библия на краю стола и телефон, с другого края. Кроме стола, в кабинете находятся легкие кресла, а сам кабинет освещен дневным светом из огромных окон.

В кабинете расположились в креслах:

 

Дана Гарсиа, племянница Владимира Кетлера с мужем Лорке;

Раин Кетлер, его двоюродный племянник, с женой Сарой;

Елена Новская, дальняя родственница;

Генрих Чернов, тоже дальний родственник;

и служанка Люсита, проработавшая в этом доме почти восемь лет.

 

Все они указаны в завещании Владимира Кетлера.

 

За столом сидит нотариус, Арон Найден, душеприказчик завещания Владимира Кетлера, в руках у него завещание, которое он готов зачитать. Все внимание присутствующих направлено на нотариуса.

 

Арон: — Господа. Я вызвал вас сюда, в этот дом, для того, чтобы огласить последнюю волю Владимира Кетлера. Наследниками по завещанию являются: Дана, Раин, Елена, Генрих и Люсита. Согласно проведенной оценке имущества, передаваемого наследникам, стоимость его составляет семьсот пятьдесят тысяч долларов. Из них рыбачий домик и все, что находится в нем, передается Люсите, а также пятьдесят тысяч долларов на содержание собаки Владимира Кетлера, по кличке Пират. При условии, что Люсита обязуется тщательно ухаживать за собакой, оберегать от любого насилия и унижения. Если, конечно, Люсита примет данное условие и принесет клятву на Библии.

 

Все оборачиваются к Люсите.

 

Люсита: — неистово крестится, на глазах появляются слезы, голос дрожит. — Клянусь. Господи, неужели ты услышал мои молитвы. Наконец-то я смогу забрать к себе моих детишек. Господи, прими душу хозяина с миром, и дай ему место в раю, за то, что не забыл бедную Люситу. Хозяин всегда был добр ко мне. Клянусь Господи, что лучше меня, никто не будет ухаживать за Пиратом. Спасибо тебе Господи, и вам, хозяин, если вы меня слышите.

 

Арон, прерывая Люситу. — Люсита, будьте добры, успокойтесь, пожалуйста.

 

Люсита умолкает, но по лицу видно, что она продолжает молиться.

 

Арон, показывая на библию на столе: — Раз вы согласны…

 

Люсита подходит к столу и кладет руку на библию:

— Клянусь, что буду ухаживать и беречь Пирата, и бог мне свидетель.

 

Арон, указывая Люсите на стул: — Спасибо. Значит, с этим мы уладили. Прошу вас.

Люсита садится на свое место.

 

Дана, негромко, своему мужу: — Пятьдесят тысяч за то, чтобы присмотреть за собакой? Я бы и сама не прочь.

 

Арон продолжает: — Таким образом, остальным наследникам остается шестьсот тысяч долларов. Сюда входят: счета в банке, этот дом и все, что в нем находится, включая картины покойного. Раздел этого наследства между наследниками будет производиться поровну между теми, кто выполнит условие, указанное в записке, приложенной мистером Кетлером к завещанию.

В случае если никто не сможет выполнить данного условия, вся сумма, а именно шестьсот тысяч долларов, должна быть передана женскому монастырю, на благотворительные цели, для бедных, беспризорных, больных и так далее.

А теперь внимание, господа. Прошу вас внимательно выслушать записку с условиями, которую я вам сейчас прочту.

Читаю:

 

«Я, Владимир Кетлер, будучи в здравом уме и сознании, составил эту записку.

Вы, Дана, Раин, Елена и Генрих, выбраны в наследники, потому что других родственников у меня нет, ну или просто я о них не знаю. Последнее вероятнее всего, так как я вел замкнутый образ жизни и почти ни с кем, я имею в виду родственников, не общался. Все свое время я посвящал живописи. Мои картины — некоторые из них сейчас стоят немалые деньги — позволяли мне жить без особых забот.

Собаки своим молчаливым присутствием помогали мне работать, так как с ними я не чувствовал одиночества, а присутствие кого-либо другого раздражало меня. Обычно это были дружелюбные и преданные существа, с которыми у меня складывалось полное взаимопонимание.

Три года назад я остался без собаки, и мой садовник Курт принес мне взрослого щенка по кличке Пират. Неожиданно для меня, он оказался весьма необычным псом. Когда я работал, он, так же как и другие псы, его предшественники, лежал и смотрел, но стоило мне закончить, как он вставал и уходил. Причем уходил с таким видом, как будто сделал мне одолжение и мне следовало бы его поблагодарить. Описать это невозможно, это надо было видеть.

Собственно говоря, так он поступал со всеми. Лежа или сидя, он наблюдал, если кто-то что-то делал, и уходил, когда ему становилось неинтересно. Если я пытался его погладить, он рычал и отходил в сторону. И вообще, он никому не позволял себя гладить, кроме Курта, и то в очень редких случаях.

Пират не отказывался от пищи, кто бы ее ни предлагал, но всегда медленно, с достоинством подходил, обнюхивал и только после этого съедал, если был голоден.

Зато охрану он нес как никто другой. Обладая великолепным слухом, Пират чутко реагировал на любой посторонний звук и сразу молча направлялся в ту сторону, чтобы выяснить его источник.

Пират никогда не гонялся за котами, он спокойно подходил к любому коту, без шума и лая, и кот сам удирал от него.

Кроме того, Пират обладал еще одним качеством, за которое я его весьма уважал и которое отсутствовало у других щенков, живших у меня в доме. Это врожденная культура поведения.

Никто его не учил, но с самого начала он никогда не гадил дома, не грыз туфли и другие предметы, не тащил со стола и даже чистил лапы, топчась на коврике у двери, при входе в дом.

В общем, Пират всегда жил по каким-то своим, не понятным мне, законам и принципам.

Все эти три года я пытался наладить с ним дружеские отношения, чтобы он хотя бы позволял мне гладить его. Но так и не смог. Почему? Не знаю. Вполне возможно, что причина во мне. Вот я и хочу представить вам возможность доказать это.

Итак, мое условие.

Наследство получит тот, или те, кто сможет без насилия и принуждения добиться от Пирата, добровольного разрешения гладить его.

На это вам отводится ровно одна неделя, начиная с завтрашнего дня. Особо подчеркиваю, без насилия и принуждения.

Думаю, что приз в шестьсот тысяч долларов стоит того, чтобы потрудиться.

Искренне желаю вам всем удачи.

Владимир Кетлер».

 

Арон, оглядев присутствующих: — Условия понятны всем?

 

Раин: — А собака привита?

 

Арон: — Люсита, что скажете?

 

Люсита: — Конечно, привита. Да вы не бойтесь. Он не кусается, такого никогда не было. Если рычит, значит, ему что-то не нравится, или хочет о чем-то предупредить, А так, спокойный пес.

 

Арон: — Есть еще вопросы? Нет. Тогда Люсита покажет вам ваши комнаты и познакомит с Пиратом.  Люсита, будьте добры, проводите гостей и покажите собаку.

 

Дождавшись, когда все выйдут, Арон собирает бумаги со стола в кейс и тоже уходит.

.........................................................................

 

Вся пьеса — в zip-файле. HTM, 27 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Рассказы

Самая свежая информация освещение светодиодное на сайте.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com