ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей АРЗУМАНОВ


 1    2    3    4    5 

 

Конкурс красоты

 

Наш гид, Вадим из Ленинграда —

В Германии уже давно —

Нам говорил: «Париж — награда,

Коль заслужить её дано!»

 

Величьем Триумфальных арок

Он вас хватает под уздцы!»

Он говорил; «Париж — подарок

За все тюмени и ельцы!

 

И в летний зной, и зимней ночью

Чего я только не отдам,

Чтоб не на фото, а воочью

Тебя увидеть, Нотр Дам.

 

Гордитесь тем, что вы попали

На Елисейские поля —

Ведь здесь, как мы сейчас, гуляли

Шопен, Гюго, Бальзак, Золя.

 

В Париже имя его свято.

Здесь чтут — и с этим не шути —

Того, сумел кто от солдата

До Императора дойти.

 

Быстрее, чем полет болида,

Прогарцевал по жизни он.

В соборе Дома инвалидов

Спит вечным сном Наполеон

 

Парижу не найти замены!»

(Вадим был явно на коне)

«Что может набережной Сены

Быть лучше? Ну, скажите мне!

 

С гостеприимством тут не густо...

Согласен с вами, так и быть,

Но вот, друзья, по части вкуса

Кто может Францию побить?

 

Толк знали в красоте Бурбоны.

Они во всем стремились к ней.

A рядом постоишь с Сорбонной —

И чувствуешь себя умней!

 

Хоть парижан кичливый гонор

И не снискал себе похвал,

Скажу — моим будь этот город,

Я б вообще на всех плевал!

 

Букеты роз в начале марта,

Когда повсюду снег лежит,

Не удивят вас, как Монмартра

Собор — всех мучеников щит.

 

Знаток словесности изящной,

Петрарки любящий сонет,

Признает — Эйфелевой башни

Изящней ничего и нет.

 

И тот, кто вечно крутит шашни,

Романы — вотчина его,

Поймет, что Эйфелевой башни

Нет романтичней ничего.

 

И поразится ей конструктор,

Понять ему невмоготу,

Как из уродливых конструкций

Слепить такую красоту?!

 

А как её критиковали!

Мол, срам, не более того,

Письмо-протест публиковали.

Средь подписавших был... Гюго.

 

Казавшись чем-то вроде грыжи,

Стоит столетье этот «срам».

И стал он символом Парижа,

Сумев затмить и Нотр Дам.

 

Как и у баховского Лура,

Где призвано все мысль будить,

Масштаб и грациозность Лувра

Не смогут вас не восхитить.

 

Того, кто жизнь провел у домны

И духом все-таки не сник,

Колонна площади Вандомской

Все вкусы переплавит вмиг.

 

И он, назад вернувшись к домне,

Промолвит только: «Ишь ты, ишь!

Всю жизнь я думал — сила в тоннах,

А сила в красоте, Париж!»

 

В Париже красота — рутина.

И вас пленяет без засад

Знакомый с «Выставки картинок»

Роскошный Тьюильрийский сад.

 

А, впрочем, красота в засаде

Здесь повсеместно — видишь ты

Её и впереди и сзади.

Париж — весь конкурс красоты!

 

В Париже вкусов не меняют:

Достойна Пушкина пера

В огнях божественно сияет

Красавица «Гранд Опера».

 

Мы благодарно провожали

Вадима в край немецких гроз.

Мы из Парижа уезжали

С глазами, красными от слёз...

 

...............................

Европа хоть не стала ближе,

Я сколько надо пролечу.

Три раза был уже в Париже,

А всё опять туда хочу!

 

 

Позабыла... позабыла

 

«С глаз долой — из сердца вон».

Позабыла... позабыла

И меня, и всё, что было.

Не звонит мой телефон

 

Больше месяца уже.

И надежды — кот наплакал.

Что ли, перекрыли клапан

У любви на этаже?

 

Зря прошу: «Еще налей!»

«Счастья— только по глоточку!»

Так завистливые дочки

Крутят счастьем матерей.

 

Так легендами из были

Обращаются года,

Так они, что счастьем были,

Вдруг уходят навсегда.

 

Так внезапно слёзы душат

В продолженье долгих дней.

Так разъединяют души,

Что казались — нет родней.

 

Так по ложечке глотают

Серых будней рыбий жир.

Так безвинно пропадает,

Пропадает вера в Жизнь...

 

 

Пожалейте родной язык!

 

Пожалейте родной язык!

Как бомжи, он ночует в подвалах,

А жаргончики жрут до отвала...

Пожалейте родной язык!

 

Пожалейте родной язык!

Как проказнику строгий родитель,

Не «забаньте» а запретите

Засорять чистейший родник!

 

Даже если не вяжете лык

Вы не «чатайте» — говорите!

Не держите в помойном корыте

Вам так верно служивший язык.

 

Не губите родной язык!

Пушкин, Гоголь, Толстой и Чехов

Вас накроют раскатистым эхом,

Будут вас вспоминать со смехом

Армянин, литовец, таджик,

 

Все, кто речь свою защитили

От клубов интернетовской пыли.

Чтобы внуки его не забыли,

Сохраните родной язык!

 

 

О, как мне жалко некрасивых женщин!

 

О, как мне жалко некрасивых женщин!

Будь я богат — купил бы все цветы,

Все бриллианты, золото и жемчуг

И дал бы им, лишенным красоты.

 

Мужчины, мы почти всегда при деле,

Ни шрамы нас не портят, ни рубцы.

Да выгляди мы все, как фернандели,

А все в мужья годимся и отцы!

 

Ну, а они — избранницы, мадонны.

О них стихи слагают, слезы льют!

Без них и во дворце живешь бездомно,

Без них везде — казарменный уют.

 

Конечно, очагу нужны поленья

И я не спорю с истиной простой,

Но им дороже денег — поклоненье

И преклоненье перед красотой.

 

Им все к лицу — симфонии и песни,

Поэмы или записи в альбом.

Ведь с ними даже будничность — воскресней,

Их красота родит восторг в любом.

 

О как мне жалко некрасивых женщин!

Забудьте вы про внешние черты —

Марины, светы, люды, оли, жени —

По мне глаза — мерило красоты!

 1    2    3    4    5 

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com