ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей АРКАВИН


Об авторе

СТИХИ ГОСПОЖЕ АМНЕЗИ
aka Mi-Zi

 

Комната Боевой Славы

 

Посещаю места наших былых походов

с милой госпожой Ми-Зи.

Хорошо было с ней выезжать на отдых,

и видеть ее вблизи.

 

Мы не ездили с ней в Антибы,

но в речке Лоймоле заплыв был неплох:

мы были — как две большие рыбы

и пугали мелких рыбех.

 

У нее были в городе любимые окна,

она их показывала мне.

И я соглашался весьма охотно:

— Да, хорош этот свет в окне.

 

Мы мчались на мототележке по валаамским ухабам,

она кричала: «Извозчик, не тормози!»...

Еще я любил просыпаться рядом

со спящей госпожой Ми-Зи.

 

Но потом все сломалось бесповоротно,

вернее, просто вышел наш срок.

Остались теперь уже беспризорные окна,

я их заново полюбить не смог.

 

Гадалки, как всегда, оказались правы:

я не прошел в ферзи.

Я — всего лишь экспонат в Комнате Боевой Славы

милой госпожи Ми-Зи.

 

 

* * *

Произрастая, как на городском газоне чертополох,

Оттеняя прелесть субтильных культур,

Я не сказал бы, что мир так уж плох,

Пока у газонокосильщиков — перекур.

 

В отечестве нынче мода на безабзацный секс.

Самый устойчивый день недели — среда.

Каждое мгновение приносит приставку «экс», —

Я это выучил, Экс-очей-моих-звезда.

 

Я очень многое выучил, вот тебе крест,

Хотя кругам познания несть числа.

Бессвязность мысли конвертируется в текст,

Во всяком случае, энтропия не возросла.

 

С самого начала туз треф не так лег,

Но я подумал: «Да гори он огнем!»...

Я не сказал бы, что мир был плох,

Когда мы смотрели на него вдвоем.

 

Всем тропинкам в наших с тобой лесах

Я сказал: «Адью!» — финал таков.

На городском газоне чертополох зачах

К вящему удовольствию культурных ростков.

 

ЧЕЛОВЕК ПЛЫЛ...

 

* * *

Памяти Н.Б.

 

Собственной жизни грустный историк:

даты, места, имена — без запинки.

Воображаемый внутренний дворик —

будто на недопроявленном снимке.

 

Застрекотал арифмометр «Феликс»,

щурятся запечатленные «ФЭДом»,

в сотой секунды на вечность надеясь.

Путь проторен, но все так же неведом.

 

В колком пространстве ни шатко, ни валко —

зимняя песня, зимняя флейта.

В лицах прохожих листает гадалка

зимний альбом вожделений лета.

 

Кладбище. Сосны по краю участка.

Птицы кричат с непременной печалью.

В эту калитку не надо стучаться.

Зябко читается имя Наталья.

   04.02. 2006

 

 

* * *

Мы очнулись все в той же России,

только малость подкрашен фасад,

только герб поменялся на ксиве,

только выбыл навек адресат.

 

И все так же пространство бесплодно,

и все та же у жизни цена.

Только небо над нами свободно

и открыто на все времена.

   15.09.2004

 

 

Мирре Лу — I

 

Кто — трубадур, кто — скальд,

каждый — в свою дуду.

Не прорастешь сквозь асфальт,

значит — балет во льду.

   08.05.2004

 

 

* * *

 

Между будущим и прошлым —

лишь вагонное стекло.

Прошлое не станет общим,

что бы ни произошло.

   10.05.2004

 

 

Орел или решка

 

Нося на спине орла, а на груди решку,

человек по жизни идет, неся на лице насмешку

над смешной ценой на груди его футболки

и над орлом на спине, свойственником двустволки;

над жизнью своей, утратившей сердцевину,

и над бедолагой, целящимся ему в спину.

   09.07.2004

 

 

* * *

Зеркала набухнут пустотой

и пробьют часы последний раз.

В этот дом не станут на постой,

этот дом забыл свой звездный час.

 

И среди других, как альбинос,

все бесцветней в дымке октября,

он стоит, назначенный на снос.

В окна пробивается заря.

   19.10.2004

 

* * *

Мы проснемся тотально забытыми

и увидим, как ночью и днем

звезды тянутся к нам сталактитами.

Или мы им навстречу растем?

   20.08.2004

 

 

* * *

Теперь репетируем трепет

сердец и листвы, и созвездий,

принцессы в стеклянной карете,

дурнушки на дальнем разъезде.

 

Прочерчена осень пунктиром,

теперь репетируем с кленом.

Грустит телефон репетиром

с осенним глухим перезвоном.

   15.10.2004

 

 

Парус

 

На парусе было начертано нечто нечленораздельное,

если вслух прочитать эту тоску рукодельную.

Человек плыл неизвестно куда, может, бежал от старости.

Человек плыл и выводил слова на парусе.

 

И мнилось ему, что дальний путь исцелит болящего,

что он равно удален от прошлого и предстоящего;

что встречающие не прочтут его тарабарскую исповедь,

потому что к тому времени слова на парусе выцветут.

   15.04.2004

 

 

Мирре Лу — II

 

Когда упремся в мира изгородь,

затвором клацнет часовой.

Пароль — «Макаров», отзыв — «Миргород».

За изгородью каждый — свой...

   11.10.2004

 

 

Буратино

 

Что необратимо — то необратимо,

так и запишите, милый Буратино.

 

Что бы нам поставить в кукольном театре?

Что-нибудь из Сартра, что-нибудь о Сартре?

 

Что-нибудь из жизни нашей деревянной?

Как Вам, Буратино, плавается в ванной?

 

Как Вам в нарисованной печке не горится?

И еще скажите — как рубанком бриться?

 

Боевые сколы мужика лишь красят.

Что-то Папу Карло нынче карабасит.

 

И у деревянной у души есть фибры.

Что-то надоели ролевые игры.

 

Вместе с Артемоном вот мы все на фото.

Заводить собаку больше неохота.

 

Вечером в театре — музыка и свечи,

кукольные лица, взгляды человечьи.

 

Жизнь необратима, но преодолима,

только не пишите, что проходит мимо.

   24.10.2004

 

 

* * *

Солнце сочится сквозь кленов листву,

улица полураздета.

Как притяжение кисти к холсту —

наша подверженность лету.

 

Долгой аллеей проходим вдвоем,

два хитреца и притворы.

О быстротечности лета ведем

медленные разговоры.

   14.08.2004

 

 

* * *

Взгляни на небо золотое,

прими закон его простой.

Оно свободно от постоя,

оно и вечный наш постой.

   24.09.2004

 1    2    3    4    5    6

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com