ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ольга АНДРЕЕВА


Об авторе. Новые стихи

* * *

По камням, по булыжникам,

По мостовой,

Оставаясь водой,

Оставаясь живой,

Вечным калейдоскопом —

Планеты узор,

Равновесие луж,

Океанов, озёр —

Это всё нереально зеркально,

Идеально горизонтально.

А забот хоровод

Унесёт ледоход.

Всё однажды растает,

Всему свой черёд.

Жизнь имеет строение капли —

Пока

В упоеньи свободой

Сияет река.

Не теряй своих сил на сомнения —

По прямой, по пути упрощения,

Укрощения страхов

И мелких тревог.

Где река не пройдёт —

Пробежит ручеёк,

По камням, по булыжникам,

По мостовой

Устремляя свой путь —

Невозможно кривой,

А по сути — единственно верный,

Неизбежно — закономерный.

Я по скользкому склону

Бегу за тобой,

Не сливаясь с судьбой,

Оставаясь собой,

Не сливаясь с бедой,

Оставаясь водой,

Оставаясь — живой...

* * *

«Дождь в лучах фонарей

становится жидким огнём»

   Илья Кормильцев

Хлещет злой провинциальный дождь.

Здесь дожди бывают в декабре.

В этот вечер всё, чего ты ждёшь —

Твой троллейбус в мокром серебре.

Робкий бес переступил черту —

Жидкого огня дрожат ключи.

В них, ловя зонтами темноту,

Бродят толпы видящих в ночи.

Штрих-пунктир грачиного крыла,

Вечер — хрупкий мостик над тоской.

Тают водяные знаки зла

Над слепой безжалостной рекой.

Тучи — как медведи взаперти.

В воздухе — десятки новых тем.

Ночью всё равно, куда идти.

Ночью чрезвычайно важно — с кем.

Прочь, скорей, в тепло и свет уйдём.

Здесь обман — единственный закон.

Сбитый с толку ветром и дождём,

Ты опять берёшь неверный тон.

Но аккорд объятья разрешит

Ветра исступленье — до поры.

 — Змеем золотым — поток машин,

Скрипки, скрипки, скрипки — и обрыв.

* * *

Моё тело — не то, чего я бы хотела.

А чего я хотела бы? Странное дело!

Может, ног от ушей?

Лучше — крылья за плечи!

Или нет — рыбий хвост и ершистый плавник.

Ненадолго. На лето. На вечер. На миг.

И меня их баркасы догнать не смогли бы —

Я была бы большой.

Я была бы большой травоядною рыбой

С серебристой душой.

* * *

Тихо тает свеча, сталактитами снов обрастая,

Хвоя крымской сосны отражает промокшее утро,

В поднебесье кричат о своем перелётные стаи,

Облака облекая в тончайшую ткань перламутра.

Март морозом прибил нашей смелости первые всходы,

Но случилась не зря эйфория восхода и стужи.

Он взошел, этот взгляд, беззащитный — а значит, свободный,

Значит, будет капель, и стихи, и глазастые лужи.

Смысла нет, не ищи, не нужны никому эти строки.

Ну какие потомки, когда нас не знают соседи!

Низачем, просто так, потому что мы так одиноки.

Низачем, просто так, потому что на улице ветер —

Как легко ты ступил на черту между снами и былью!

Как ребёнок, которому в жизни пока что всё ясно.

Осторожно смеюсь и боюсь — вдруг фальшивые крылья?

Но полет настоящий, мой ангел, полет настоящий —

Я сказала не то, что хотела, а что получилось —

Отчего же смолкает молва и стихают метели?

Это сложно понять, я боюсь, это все мне приснилось —

Но уже прилетели, мой ангел, уже прилетели —

Я не верю глазам — снова ландыши у переходов!

Посмотри — это май, а недавно подснежники были.

Дрожь из пальцев уйдет, и скворцы прилетят, и природа

Перескажет опять нам свои быстротечные были.

Тихо тает свеча, сталактитами снов обрастая.

Где смолкают слова — только там начинается Слово.

И жердёлы цветут, и уже тополя облетают,

И светает уже — на часах половина шестого

* * *

Никто ни с кем несовместим.

Как два листа. Как два луча.

Не существует одинаковых снежинок.

Давай за это мир простим.

Давай молчать. Давай кричать,

Одним и тем же бесом одержимы.

Ошибка в формуле огня.

Не тот порыв. Не тот накал.

Всё только по касательной, вполсилы.

Снега молчание хранят.

Не то, что доктор прописал.

Совсем не то, чего душа просила.

Никто ни с кем несовместим.

Давай за это мир простим...

Марсианские хроники

С этой красной пожароопасной планетой

Постепенно от нас отдаляется лето.

Кстати, кто-нибудь знает, а сколько парсеков

От меня до глядящего вдаль человека?

Красноватой звездой заболели закаты.

У луны свет янтарный, слегка бесноватый.

Так близки — но уже исчезает и тает,

Потому что похожее не совпадает,

Потому что последняя капля терпенья

Излилась в красноватое излученье.

То ли что-то из воздуха просится в душу,

То ли что-то в душе, задыхаясь, — наружу.

Пять столетий подряд в нас бродил этот вирус —

Но мы петь не умели и словом давились.

Даже если решимся, споём в стиле ретро —

Мы — побочный продукт эволюции ветра —

Что в нас вечного? Разве что эта тревога,

Что мешает убить нам, не верящим в Бога, —

Но под каждым течением — антитечение

И за каждым решением — муки сомнения.

Я привыкну к себе. Это трудности роста.

Обрывать пуповину — кому это просто?

Бог войны заскучал в марсианской пустыне,

По земным плоскогорьям скитается ныне.

Оттого-то так долго жара не спадает —

Видно, и у него что-то не совпадает.

Громыхала гроза, ливень как ни старался —

Не сумел погасить полыханье на Марсе.

Красно-жёлтые лилии стали кострами,

По долинам их семя носили мистрали...

* * *

В мире, где перепутались

подлость, брезгливость и жалость,

где богатые нищие

просят копейку на хлеб,

тихий выстрел — и всё,

чья-то головоломка сломалась,

лишь круги по воде

после канувших в бездну судеб.

Эти судьбы проходят пунктиром,

выходят навылет

поперёк твоей главной,

ни в чём не повинной судьбы.

Можно руки умыть —

да, другие убьют — но не вы ли

побрели по спирали

нарезанной ими резьбы?

Нам смирение — роскошь,

зато по плечу компромиссы.

Наша мудрость —

покорный залапанный липкий цинизм.

Пауки новых свастик

привычно опутали мысли.

Все мы в лодке одной —

но забыли, где верх, а где низ.

И живём, подчиняясь

безумию их ритуалов.

«С нами Бог» — на значке у скинхеда —

куда уж ясней?

Как зияет на глянцевой тверди

твоих идеалов

рана новых развалин

с подсохшею кровью на ней!

Ты хотел быть над схваткой —

но здесь обольщаться не надо.

В том и есть оголтелая

подлая сущность войны,

что запутанный мир

упрощается до баррикады,

у которой — всегда и для всех —

только две стороны...

 8    7    6    5    4    3    2

Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com