ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь АЛЬМЕЧИТОВ


МОСКВА-БЛАГОВЕЩЕНСК

Окончание. Начало здесь

..................................

Она на мгновение задумалась. (Иногда мне кажется, что женщины вообще не думают — они просто оценивают свои и чужие шансы. Так вот и сейчас... на мгновение задумалась, глядя на меня снизу вверх...)

Естественно, она согласилась не сразу. Несколько раз мне пришлось прямо и, в то же время, витиевато объяснять, что ничего плохого я не имел в виду и между строк моего предложения нет никаких подсмыслов. Одновременно, я искренне и безотрывно смотрел в ее глаза, объясняя прописные истины о том, что в гостинице она, по крайней мере, примет душ после дороги и сможет нормально выспаться... (по-моему, где-то после этой фразы я и начал витиевато извиняться и говорить о том, чтобы она не искала потаенных смыслов в моих словах и... ну, и так далее...)

В конце концов, она согласилась, и мы поехали в гостиницу... Предварительно, естественно, поругавшись с привокзальными таксистами. (Упаси вас господь, садиться в машины к этим горе-финансистам... Люди, которым суешь палец в рот, а они откусывают его по самую шею... Впрочем, нет, это, по-моему, уже не из этой оперы... О чем это мы? Ну, да — о таксистах... Возникает мысль, что одной поездкой за ваш счет, они пытаются закрыть все месячные дыры в собственном бюджете... Так, наверно, и стоят весь день, ожидая манны небесной... Естественно, мы доехали до отеля за сумму вдвое меньшую, отойдя от стоянки метров на двадцать и остановив свободное, проезжавшее мимо такси...)

В гостинице тактично не удивились, что я приехал не один, но заказал на все время проживания завтраки на одного. Что ни говори, а молчаливая воспитанность в больших городах по России импонирует гораздо больше, чем холодная учтивость аналогичных столичных деятелей.

Вот так мы добрались до гостиницы и даже остались наедине в номере... «Ну, — спросите, ну!!!» «Что «ну»? — отвечу, что «ну»?! А чего вы ждете? Эротических сцен? Не было их. И даже не планировалось... Ну, или почти не было... Да, и что считать интимной близостью? Где ее границы? Или, как говорит Андрей Бейрит: «С чего начинается куча?» Впрочем, я опять удаляюсь тот темы...

То, что, не успев войти, я оторвал ее от пола и... (как ни странно, но даже здесь нет ни малейшего желания приврать и нагородить бог знает чего)... и закружил по комнате, а она, сначала не поняв и, наверняка, испугавшись в первое мгновение, также обняла меня...

(Черт, вот здесь уже точно не помню и начинаю городить отсебятину... Ведь помню, что обнял ее, подойдя сзади, как она подалась и прижалась ко мне, а я уткнулся в ее волосы, улыбаясь, как идиот... Как оторвал ее от пола и закружил по комнате, а потом... нет, наверняка, просто поставил и... черт, не помню... ну, да, ладно, оставим...)

Сцена номер два... Я стучу в дверь ванной и спрашиваю можно ли войти... Она спрашивает не буду ли я подглядывать за душевую занавеску... Нет, отвечаю, буду просто сидеть и разговаривать с ней. Точно, спрашивает. Точно, отвечаю, честное слово...

Так и сидел, на принесенном в ванную кресле, и разговаривал с ней. Даже не помню о чем. Не верите? А зря... Было то все именно так. Рад бы и приврать, но так, по-моему, даже интереснее...

А вы, что полезете в душ к девушке, если дали честное слово, если и она сама нравится настолько, что кроме приступов нежности уже и не испытываешь ничего? Хотя, кто-то, может, и полез бы. Может, и не снимая одежды. А я остался. Мне было и так неплохо. Романтика, мать ее... Как там у Галича? »...если б была она на западе, но она же, бля, на севере...» Это к чему приплел и сам не знаю, но раз приплел — значит не зря... раз захотелось...

Написать бы сейчас, что сидел, глядя на ее размытый силуэт за занавеской и... ну, и что-нибудь еще в том же духе... абстрактно-романтичное... но занавеска была непрозрачной, так, что слушал я только шум воды и ее голос и улыбался ее забавному «р»...

Наконец, она сказала, что собирается выходить и попросила меня подать полотенце. Вот, оно, понеслось, скажете... Ничего подобного опять — поросила она меня после того, как сама не смогла дотянуться до вешалки и чуть было не вывалилась из ванной... Вот тогда я и предложил помочь...

Нет, и с этой сценой пора завязывать... Ни черта там больше не было интересного, не считая, конечно, моего почти тотального привыкания к ней. Ведь сколько раз давал себе слово не влюбляться и постоянно... да, нет, не то, чтобы постоянно и не то, чтобы нарушал, скорее, обещание мое начисто стиралось из памяти в такие моменты... Романтик, черт меня... Впрочем, это я уже писал...

Итак, сцена номер три... Хотя, бог с ними со сценами... Чуть ли не с приезда с вокзала в гостиницу, я просил ее остаться еще на один день и уехать домой назавтра, вечерним поездом...

Что может подумать девушка о таких просьбах? Вот и я о том же. Сам знаю, да и тогда знал, но... просто не мог остановиться... Ужасно боялся потерять ее, до какой-то паники и истерии в душе. В очередной раз придумал себе человека и влюбился в него...

До поезда еще оставалось несколько часов, и я предложил ей немного отдохнуть, потом сходить пообедать в ресторан, в душе надеясь, что она все же переменит свое мнение и решит остаться. А на что мне было еще надеяться, скажите на милость? Так и надеялся... на что хватало воображения...

Вот теперь можно перейти и к сцене номер три.

Хоть убей, не помню, как это случилось, но отчего-то в памяти всплывает только запах ее волос. И романтика тут ни при чем... Просто за полчаса до того она помыла голову шампунем... Оттого, я думаю, волосы и пахли... хорошо пахли... Только дело было, конечно, не в этом, а в том, что лежали мы вместе (Что в таких случаях пишут? «Сплетясь телами?» Или это я сам так пишу? Впрочем, я опять уклоняюсь от темы), ее голова лежала на моем плече и волосы пахли... Хотя, кто его упомнит, чем они там пахли? Не могу вспомнить, что связывало между собой основные сцены, а пытаюсь вспомнить детали... Так вот... волосы пахли... Впрочем, об этом я уже написал...

Я лежал, обняв ее сзади, ее голова на моем плече, одной рукой она обхватила мое предплечье, осторожно касаясь и поглаживая мою руку. Естественно, мы не были полностью раздеты, и все же кроме маек и у кого — трусиков, а у кого — трусов, ни на ком больше ничего не было. (Как и что тут написать, когда уже любимая теперь девушка лежит рядом, доверчиво обнимая тебя, а у тебя не хватает даже слов и остается только тихо улыбаться и дышать, как можно ровнее, потому что иначе легкие и сердце, кажется, просто разорвутся от радости и нежности...)

Так и лежали. И, наверняка, не меньше часа... Естественно, чуть позже, выдержав необходимую паузу, я развернул ее лицом к себе (что уж тут, каюсь, в очередной раз — воспользовался грубой физической силой) и осторожно, касаясь губами ее губ, лица, шеи, не переходя никаких границ, лишь губами показывал, что и насколько я уже чувствую к ней...

Волосы ее чем-то там пахли, мои ноги нежно обнимали ее бедра (или ее обнимали мои?), даже резинка ее трусиков плавно огибала талию, в одном лишь месте — между берцовой костью и пупком — не прилегая плотно к животу, образуя впадину, которую я нежно, боясь нарушить хрупкое равновесие, поглаживал подушками пальцев.

Потом... потом после долгих сборов, а до того еще более долгих попыток подняться и оторваться друг от друга (хотя, говоря откровенно, больше, конечно, из-за моего нежелания отрываться от нее), мы все же пошли искать ближайший ресторан. Администратор отеля долго вспоминала куда можно пойти, в промежутках между размышлениями ненавязчиво рекламируя кухню гостиницы. Но мы твердо стояли на своем — только китайский ресторан и никакой больше — она — в смысле — Ольга и я, так же стойко. С ее подачи.

Наконец администратор (или администраторша? Хотя, нет, звучит как-то оскорбительно, тем более, что и женщина была действительно неплохая...) сдалась и вспомнила...

(Китайские рестораны... Сказка... Заметили сколько их воспето в мировой литературе? Сколько ностальгии, любви и тепла? «Полтора миллиарда китайцев не могут ошибаться», «...самая... самая... кухня...» Чего я только не читал — одно лишь упоминание о подобном месте настраивает главного или не очень героя на романтический/ностальгический/позитивный лад...

Так что рискую быть первым, кому китайская кухня не нравится совершенно... Ну, скажите на милость — что может сравниться с украинским борщом, овощным салатом, заправленным оливковым маслом, развалистой, свежесваренной картошкой и хорошо прожаренным стейком? И почему китайская кухня постоянно напоминает мусс или бутафорию — масса визуального объема и минимум сущности?.. А, может, кстати, полтора миллиарда китайцев и не видели другой пищи? Где им, беднягам попробовать настоящего борща, например? Так и живут несчастные, наивно полагая, что количество обеспечивает качество... «полтора миллиарда...»

Впрочем, я, в который уже раз, удалился от темы...)

...а наевшись «объема», мы снова вышли на солнечную, морозную улицу...она, во всем спортивно-голубом и я, с урчащим желудком, бесплатным приложением к собственным чувствам.

Я просил ее остаться до завтра, она тактично улыбалась... Естественно ее ждали родственники и, по-моему, я требовал слишком многого. Но не невозможного же?!

В конце концов, я предложил ей подкинуть монету. Решка — она уезжает сегодня, орел — остается до завтра. (Варианты, кстати, выбрала она сама... Ведь чувствовал, как сильно ей самой хотелось остаться, но не мог ни найти, ни даже нащупать решающего аргумента...)

Выпал орел... Она засмеялась и запротестовала, сказала, что так нечестно. Нет, бы и мне засмеяться, а я напрягся и погрустнел, сказал, что нечестно переигрывать сыгранную партию. Мы смотрели друг другу в глаза, не отрываясь, секунд пять. Я не выдержал первым... Хорошо, сказал, пусть будет так, как она просит, но это будет окончательный вариант. Да, сказала она, это будет окончательный вариант. Хорошо, сказал, пусть будет так, как она просит.

Я подкинул монету еще раз. Естественно, высоко и не стал ловить ее. Монета долго крутилась в воздухе и... (конечно, все не было так акцентированно-замедленно, как в голливудских фильмах — монета просто упала на заснеженный, утоптанный тротуар)... и упала на заснеженный, утоптанный тротуар. Орлом вверх...

(Думаете, многоточие здесь для многозначительности? Кульминации? Переломности момента? Да, ничего подобного — она присела перед монетой, посмотрела на то, что выпало и опять сказала, что так нечестно... мать ее...

С женщинами вообще невозможно иметь дело — постоянная игра в одни ворота... в чужие... для собственной выгоды...)

...Я подкинул монету еще раз. На этот раз выпала решка. Хотя, теперь мне было уже все равно. Поезд уходил в пять, сейчас было около двух, и я ждал ее решения. Точнее, ждал того, насколько она сдержит свое слово.

Мы вернулись в гостиницу, не поднимаясь в номер, зашли в кофейню и сели друг напротив друга, не говоря ни слова... Подошла официантка, приняла заказ и через несколько минут принесла две чашки кофе...

(Немного отвлекусь, успокаивая нервы... Знаете, чем отличается плохой кофе от хорошего? Нет, я сейчас не о вкусовых качествах, а вообще... и о грамматике в частности...

Начну издалека. Есть в лингвистике такое понятие — двойные стандарты, когда, например, одно и то же слово, принято произносить с ударением и на один, и на другой слог. И первый, и второй вариант верны. Со временем один из них отмирает и нормой становится более употребляемый...

То же самое и с кофе, только здесь все еще намного сложнее. Слово «кофе» в русском изначально было мужского рода. Сейчас, благодаря многим необразованным энтузиастам, большинство употребляет его в среднем роде. Так, что «он» уже почти стал «оно» окончательно. Возможно, потому и уровень качества резко пошел на убыль...

Не углубляясь дальше в лирику, скажу, что принесли нам не «его», а «оно». И, хотя он/оно и не был растворимым, но с трудом дотягивал даже до среднего рода...)

Кофе был отвратительным. Поговорка «седьмая вода на киселе» сюда подойдет, как нельзя лучше. Но на этот раз даже я не стал портить себе настроение и указывать персоналу на качество их работы. Хотя, возможно, в их двойном стандарте один вариант вообще отсутствовал напрочь... Впрочем, Бог им судья. Да, и мысли мои на тот момент были заняты совершенно другой проблемой. Проблемой ее удержания...

(Может здесь и стоило бы написать — «чем бы я только не пожертвовал, чтобы...», но жертвовать было нечем, более того — не уверен, что вообще захотел бы ставить вопрос таким образом.

И откуда вообще взялась подобная постановка вопроса? Тем более в личных отношениях. Не коммерция же это, в конце-то концов?! Как говорил незабвенный Киса Воробьянинов: «Торг здесь неуместен!» ...Так и я... торговаться за свое счастье не собирался...

Но проблема стояла... точнее, сидела напротив и... (написать бы — «и в ус не дула», но уж как-то явно будет «не из той песни»... из которой, однако, слова не выкинешь)... и в ус не дула совершенно... По крайне мере, внешне именно так это и выглядело...

И все же у кого проблема, а у кого проблемка существовала. На моей повестке дня и на ее... Уже с моей подачи...

Скрепя сердце (еще одна, кстати, фраза непонятного происхождения, мать его... нашего великого и могучего...), я думал о том, что и как могу сделать, чтобы удержать ее...)

Все так же молча, мы пили «оно» и ели пирожные, натянуто улыбаясь друг другу из-за чашек, пока я, наконец, не выдержал и не... (думаете, напишу: «прямо спросил ее?..» Черта с два! (еще одна непонятная, но до боли привычная фраза... ну, да бог с ней, сейчас не об этом...) Упертости и упрямства у меня самого хватит на двоих)... и не плюнул на ожидания. Будь, что будет... Не все же время гонять мяч в одни ворота...

Так и сидели, разговаривая обо всем подряд и ни о чем, одновременно. Я достал фотоаппарат и начал откровенно фотографировать ее. Впрочем, она и не особенно сопротивлялась... Забегая вперед — те полдюжины фотографий и было единственным, что от нее осталось... в моей жизни, естественно...)

Отчего-то вспоминаю ее постоянно, когда бы ни слушал музыку «Vaya Con Dios»... Странно... Непостижимая смесь блюза и смены десятков настроений от песни, к песне, вытягивающая из меня все жилы... Но больше всего тоски, ностальгии, тревоги и, главное, надежды... в каждом оттенке голоса.

Самое поразительное, что и музыку эту я открыл для себя после того, как видел Ольгу во второй и последний раз. Случайно услышал в случайном музыкальном магазине. Даже и не знаю, какая ассоциация связала их обоих. Впрочем, не хочется и задумываться... (Написать бы — «непостижимость ни одной, ни другой...», да только фраза настолько заезжена, что боишься лишний раз употребить ее...)

Ничего из ряда вон так и не произошло. Она уехала. Спокойно собралась, иногда поглядывая на мое заупокойное лицо. Созвонилась с еще одним шапочным знакомым по поводу встречи ее на обратном пути из дома. Я вызвал такси и отвез ее на вокзал. Она купила билет, я занес ее вещи в вагон, мы как-то скомканно попрощались, договорившись через пару недель встретиться в Москве.

А на следующее утро... Хотя, об этом я уже писал... На следующее утро так ничего и не произошло...

А в обед пришло сообщение от нее: «Мне действительно стоило остаться с тобой на день. Сейчас жалею, что не сделала этого. При встрече объясню почему».

«Вот, б...», — в смысле, — «вот, черт», — думаю, — «опять все произошло через задницу... В который раз уже встречаю девушку мечты, и каждый раз все идет наперекосяк». Может и не настолько дословно подумал, конечно, но, зная себя, могу сказать, что попадание, наверняка, близкое.

Забегая вперед (или теперь уже — откатываясь назад...) могу сказать, что ждали ее именно на следующий день, соответственно, и у нее самой изначально все пошло наперекосяк, со всеми последствиями — и втекающими, и вытекающими.

Теперь... теперь, пожалуй, остается переместиться на пару недель вперед. Уже в Москву. За время пребывания в Благовещенске, я написал ей еще пару сообщений, на которые она благополучно не ответила, сделал все необходимые дела в командировке и прилетел назад...

Обратная дорога... а, впрочем, не важно — почти ничего и не помню из нее... Наверняка, проспал весь полет...

Итак, действие номер очередное... Я сижу на работе, чем-то недовольный и загруженный... Вот тут то и раздался звонок мобильного телефона... (Надо сказать, на тот момент голова была забита действительно бог знает чем. Только что поговорил по тому же мобильному с... хотя, отношения к делу это не имеет, но настроение все равно испортилось. И тут раздался звонок, и на мониторе телефона высветилось ее имя. «Черт возьми!!!» (Ну, или что-то в этом роде) В смысле — это я уже произнес вслух и довольно громко к тому же...)

— Привет, — смущенно-радостный голос с той же самой «р», за которую хотелось отдать даже... впрочем, спокойно... без лишнего пафоса...) Так вот... с той же самой «р», за которую хотелось отдать... ну, может и не все, но тоже немало... при определенных обстоятельствах (как там у Семена Альтова — «размеры моей благодарности не будут иметь границ... в разумных пределах...» Все, как и у меня сейчас... Кроме «пределов»... С «пределами» у меня всегда были нелады...)

Она прилетела только сегодня и ужасно устала. Господи, Боже, когда это-то меня останавливало?! Так что и приводить пятиминутный диалог, думаю, нет смысла. За нее с ней же я договорился, что приеду к ней домой вечером на полтора-два часа. Попить чай и просто поговорить (может же человек просто соскучиться, в конце-то концов?!). Естественно, потом уеду домой, чтобы у нее не возникало сомнений в чистоте моих намерений и чистоте моего отношения к ней. И, естественно, к чаю привезу полный пакет фруктов и овощей. Какие только не найду по дороге. (Впрочем, фрукты/овощи предложил привезти я сам. Но идею она поддержала. С удовольствием... А вот презервативы я не покупал. И даже не собирался. Зачем? Ехал-то я пить чай — и это не фигура речи...)

По дороге в метро пару раз от нее проходил звонок с мобильного. Я благоразумно не отвечал. Что еще она могла сказать, кроме того, о чем мы уже договорились?

Только на Шаболовской я перезвонил сам. Уже на выходе из метро. Естественно, она звонила, чтобы отменить встречу, потому что уже легла спать и сил не было ни на что, после суток пути. А завтра ждал институт (конечно, второе образование. Не думаете же вы, что я бы стал бегать за восемнадцатилетней девицей?! Все-таки двадцать восемь — это уже серьезно... Или ей было двадцать девять? Или двадцать семь? Не помню... Или даже так и не узнал ее возраста... Кстати, я вообще писал то о ее возрасте? А то и впрямь мог нарисоваться образ молоденькой институтки с ветром в голове...), куча домашних дел, что-то еще (все же здесь, ради полноты картины, ей надо было составить список посерьезнее, а то «институт», «домашние дела»... Как-то больше смахивает на неумелое и непродуманное вранье спросонья, чем на планы следующего дня...

Естественно, меня не остановило и это (раз уж приехал), естественно, фруктов/овощей я купил уже у выхода из метро (не потащусь же я с ними через всю Москву?!) и, естественно, своим звонком я уже разбудил ее (впрочем, об этом я написал).

Одна остановка на трамвае и я у дома номер пятьдесят один, набираю на домофоне ее восемьдесят пятую квартиру (понятно, что за время моих закупок она задремала еще раз...)

Она встретила меня на своем шестом (седьмом или восьмом... или их всего было семь в здании?) этаже, я оторвал ее от пола и... (в принципе, не стоит повторять себя же — все было почти, как две недели назад в Благовещенске... Иными словами: «чем бы дитя ни тешилось...»)

Девушка мечты была все той же девушкой мечты, разве что немного сонной, но основные атрибуты оставались теми же — и рост, и вес, и глаза, и тепло, и даже «р», за которую хотелось что-то там отдать без остатка... (Кстати, даже волосы пахли тем же шампунем... Хотя, нет, опять, похоже, приврал — на мытье головы сил у нее уже не хватило. Это дело она оставила на утро).

Вот так мы и воссоединились. Две недели спустя после нашего первого непреднамеренного свидания. Воссоединились, чтобы утром расстаться на... Впрочем, насчет утра я поспешил — приехал-то я, чтобы увидеть ее и попить чая. Хотя, одно другому, по-моему, не мешает...

Впрочем, что уж там... раз начал, приходится договаривать...Чая мы так и не попили («...сорвав друг с друга одежду, мы бросились в постель...» На самом деле — это все из дешевых бульварных романов. Не думаете же вы, что все могло произойти так банально?)

Я помыл, почистил и порезал фрукты на кухне, налил ей сока и мелко поломал плитку шоколада (кстати, совсем забыл — за соком и шоколадом все же пришлось идти в соседний супермаркет, потому путь от метро и занял столько времени, что она успела задремать еще раз) и принес все в гостиную (она же спальня, она же ее рабочий кабинет).

Ольга лежала на кровати (естественно, одетая), я сидел рядом, мы ели фрукты и смотрели телевизор с выключенным звуком, слушая CD проигрыватель (может, кстати, тогда и играла «Vaya Con Dios»? Хотя, вряд ли — такое я бы, наверняка, запомнил), говоря о чем-то (хоть убей, уже и не вспомню о чем).

Через некоторое время я подумал и решил (естественно, спонтанно, и, естественно, вслух, как и все... ну, или почти все у меня), что останусь у нее на ночь. Так прямо и сказал, что домой поеду утром, чтобы переодеться перед работой, что никакого секса не будет, что просто давно мечтал заснуть с ней и проснуться. Проснуться и чтобы она была рядом...

Она из приличия посопротивлялась несколько минут, потом совершенно спокойно согласилась и начала стелить постель...

Секса, кстати, так и не было, если называть сексом банальное спаривание. Зато было намного большее (как объяснить здесь, что это не просто слова? Я целовал каждый сантиметр ее тела, кончиками пальцев касаясь каждого ее изгиба, всех мягких и жестких впуклостей и выпуклостей под ее кожей, нереально бледной в слабых отголосках света уличных фонарей и горящих окон в соседних домах. А она подавалась и отзывалась на каждое мое прикосновение...

Знаете, что такое полная гармония?.. Хотя, здесь я и, вправду, перегнул с пафосом... Итак... Знаете, что такое полная самоотдача... черт, опять не то... Ну, да бог с ним... Вот, в ту ночь мы реализовались процентов на восемьдесят от абсолюта... ну, хорошо — плюс-минут восемьдесят... Думаете мало? Не скажите...

А наутро все было с точностью до наоборот — процентов на семьдесят пять — но уже по отношению ко мне... Вот это, вкратце, и значит — «большее»...)

И, хотя и спать мы нормально мешали друг другу, с трудом помещаясь на узкой кровати, до сих пор возникает ощущение нереальности всего произошедшего... Даже сейчас не уверен, было ли это на самом деле или я сам нафантазировал бог знает чего...

Но домой то я уехал утром... Значит все было... И огромные сугробы снега, навалившего за ночь, и давка в метро, и опоздание на работу... Значит было...

...договорившись вечером созвониться...

Созвонились... И не один раз. И не один раз я пытался удалить номер ее телефона из памяти своего мобильного... и не один раз удалял... А потом судорожно вспоминал одиннадцать цифр, каждый раз боясь, что она больше не позвонит (думаете, вспоминал? Черта с два... Не мог вспомнить ни разу... Просто места себе не находил, ожидая звонка или сообщения от нее... Ну, может все было и не так плохо, но ждал же, черт меня побери, ждал...)

А потом... потом она больше не перезвонила...

И сегодня прошло уже больше двух месяцев с тех пор, как я видел ее в последний раз. (Кстати, с названием рассказа определилась именно она, Точнее, согласилась... Даже таким банальным... Естественно, я ей сказал, что пишу/напишу рассказ. О ней. Ну, или почти о ней. И о себе...)

Что ж это за девушка мечты, скажете, которая, даже набирая мой номер, сразу отключалась, ожидая, что я перезвоню сам? Экономия средств, мать ее.

Вот я и сам думаю — какая она, к чертям собачьим, девушка мечты?.. А забыть все равно не могу...

Так что остался последний шанс — отнести ей готовый рассказ. Адрес то я помню, в конце-то концов. А там и посмотрим... Ведь обещал же.

 

Февраль 2006-Май 2006 г.г.

Against a Blank WallA Fall TimeМосква-БлаговещенскАннаВесь этот блюзТаракан, миниатюра

Рассказы — «Clare», роман

«Финансовое положение — холост». «Синдром менеджера». Эссе

Игорь Альмечитов. Сборник рассказов. Word, 300 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Физические и тепловые свойства кислорода.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com