ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил АКИМОВ


Об авторе. Содержание раздела

ДЛЯ ЧЕГО НА СВЕТЕ ЖЕНЩИНЫ?

(Нечто вроде завуалированного пособия для женщин, написанного,
как мне хочется считать, не самым глупым из мужчин)

— Любите ли вы женщин?

— Да-а-а!

(Придумано мною и тут же)

 

Я вам категорически заявляю: всё, что мы делаем в этой жизни, в конечном итоге имеет только одну цель — влюбить их в нас. Хорошо: карьера, работа — а для чего? Представим: имею я много денег, покупаю вторую машину и четвёртую квартиру, а на хрена они мне, если в машине буду друзей возить, а на разных квартирах с ними же водку пить? Не-а! Без девчонок не обойдётся! Потому что только для них мы в жизни что-то делаем: пишем, рисуем, галактики новые открываем, скважины разрабатываем и вообще стиральные машинки ремонтируем.

Что, ещё не поверили? Ладно, сделаю зарисовку. Сахалин (красиво у нас!), я с видеокамерой приехал на озеро в глубине сопок. Воскреси Шишкина — и он тут же застрелился бы, потому что ни разу такую красоту не писал! Я с чувством превосходства над ним поднимаю камеру (потом на компьютере стопами расщёлкаю), но... кнопку не нажимаю. Судите сами: разгар лета, 11 часов, солнышко ласковое, лесистые сопки, внутри них — озеро, на котором ничто не шелохнётся — ни единой волны-волнулечки нет, и всё до дна отражается! Короче — снимай всё это и показывай всем! Нет. Матерюсь жутко (благо, никто не слышит), сажусь в машину и уезжаю. И всю дорогу матерюсь и курю нещадно. Поняли, почему? Конечно! Красота была не полной. Не было красивой обнажённой девчоночки, которая бы, отведя в сторону глаза, из этого бы озера выходила!

Интересно, кстати. Молодёжь брать не будем, вот мы, взрослые мужики. Сидим, работаем, вдруг заходит женщина с глубоким декольте. Что мы уже? Опять правильно: делаем вид, что нам что-то понадобилось, встаём с места, идём по кабинету, а, проходя мимо неё, поднимаемся на носочки. Чтобы за декольте заглянуть. Чушь ведь полная! Что мы, раньше этого не видели? Или не знаем в деталях, что там? Да нам и заглядывать-то, вроде бы, не надо: только вошла — мы через кофточку лучше всякого рентгена всё уже рассмотрели! Работа уже тут, конечно, по фигу, да и не до неё сейчас. Потому что увидели главное, для чего живём. И на той же работе для этого работаем. Вообще, женская грудь — это какое-то потрясающее явление! Я однажды ехал в автобусе, а на переднем сидении, лицом к салону, молодая женщина с красивой грудью и в маечке с глубоким вырезом. Так я всю дорогу честно изо всех сил пытался туда не смотреть, да только фиг у меня это получилось!

Ну-ка, мужики, откровенно, кто-нибудь из вас видел что-то более красивое, чем женщина, сбегающая вниз по ступенькам лестницы, если она без бюстгальтера? Груди колышутся в такт и вообще не в такт — просто колышутся. А?

Ладно, вернём на место нижнюю челюсть и задумаемся: для чего на нас послали всё это? Не знаете, да? А я знаю: чтобы мы не забывали, для чего живём.

Это были почти стихи, сейчас начнётся проза.

Дурочки они, конечно, абсолютные. Не-е-т, пока незамужние, очень даже умные и хитрющие! Но как замуж выйдут — куда что девается! «Сходи туда-то и сделай то-то», — говорят они нам, а поза-то какая? Вы на позу посмотрите! Ни дать ни взять — царица Тамара: «Отрубите ему голову и бросьте в окно — он мне больше не интересен»! Ну, и мы конечно! «Да пошла ты»! — в лучшем случае вяло думаем мы, не поднимаясь с дивана. Можно было бы, разумеется, поудивляться, куда делась та девчоночка, в которую когда-то был безумно влюблён, но мы этого не делаем: надоело, тыщу раз уже удивлялись. И, конечно, поднимаемся с дивана во весь свой рост — косая сажень в плечах — и...

Слушайте, а давайте отмотаем плёнку назад? И срежиссируем по-другому. Смотрите, что получается: «Сходи туда-то и сделай то-то», — говорит она, и вдруг улыбается, подходит и целует. Почему она смотрит прямо? Надо смотреть вниз, потому что я уже на полу возле её ног и очень жалею, что не собачка, потому что повилять нечем. Туда-то и то-то? Так это ж запросто! НО! Если после того, как вернусь, меня снова встретит царица Тамара, зашвырну это «то-то» к чёртовой матери и второй раз она меня на этом не поймает!

Разберёмся спокойно — мужчины, женщины. Разве я неправильно всё это нарисовал? Правильно. Вот! Вот доказательство: я слышу, как мужики мне аплодируют и кричат: Браво, Миша! В самую, ядрёна мать, до копеечки... И через семь гробов с присвистом туда же»! Женщины, кстати — это я тоже слышу — молчат. Сомневаются! Не сомневайтесь, лапоньки вы наши! Нет в мире ничего красивее женщины — в любом возрасте! — которая, нежно воркуя: «Противный мальчик! Ты себе на диванчике лежишь, а там на кухне посудки немытой куча!», целует в лысину своего пережившего два инфаркта супруга, и вот уже инфаркты у него обнулились, он, снова молодой, вскакивает с дивана, обнимает свою супругу, и они сливаются в нежнейшем поцелуе, как неоднократно бывало с ними в молодости. А потом, конечно, оба моют посуду, радостно улыбаясь друг другу и предвкушая, что после этого будут вытворять в постели... И получится очень здорово, потому что она, давно уже не ждущая от мужа таких подвигов, будет приятно поражена той страсти, с какой он её... Ладно, это их личное дело, не будем к ним соваться.

Правда, красиво? Мне самому нравится! Теперь о грустном: не забывайте, ребята, что я по профилю писатель-фантаст...

Но я же ещё и романтик! Поэтому снова к любви. И сейчас самое интересное: будем рисовать портрет идеальной женщины и идеальной жены... ну... ну, тихо, мужики, не толкайтесь. И не лезьте: в конце концов, я — автор, вот и буду первым рисовать, а вы своих уже потом, в отзывах. Так вот. Сначала она девчоночка. Брюнетка натуральная... отстаньте со своими блондинками, потом нарисуете... Нет, даже под руку толкают! Хотя я их понимаю: вопрос-то какой: не то, что кого считать писателем, а на самом деле важный очень... Так вот. Волосы волнистые и до попы. Последнее — очень важно. Бёдра широкие. Знаете, женщины, как мужчины соблазнительную женщину в разговоре изображают? Они всё время руками изгибы в нужных местах делают. А изгибы — больши-и-е! Грудь... Ох, ёлы-палы, ну, как же её опишешь-то, женскую грудь? Классная, в общем! Лицо... ну, красивое, но это спорный вопрос и на любителя. Мне приходилось слышать даже, что Шарон Стоун якобы красивая. Не знаю, может, и красивая, это уж кому как, но что она сексуально — абсолютно не привлекательная, готов утверждать. Она же строгая и решительная — ну, тот же мужик! И все вопросы и проблемы свои запросто сама решает. Спрашивается, на хрена ей я, если она и сама всё может? (Ну, и она мне тоже). Не лезьте, я же сейчас СВОЮ описываю! В общем, у моей губы припухлые, глазёнки большие и очень наивные: такую всякий может обидеть! И вот тут-то, наконец, я понимаю, зачем ей я: защищать чтобы! Каждый день, каждую секунду! И вот потом она — жена. Живём много лет, но до тех пор, пока я буду видеть её наивные глазёнки, никогда не забуду, что я — мужчина, а она — женщина. Она может хитрить и пользоваться этим — по фигу! Мы с ней оба будем играть в одну и ту же приятную для нас игру. Она начнёт стариться, и у неё будут морщины — хрена с два я это увижу, пока её глаза будут лучиться и говорить мне, что я — лучший. Всегда, каждый день. Конечно, если она как-нибудь встретит меня с потухшими глазами, сразу будет заметно, как она выглядит сейчас. Трудно быть такой женщиной? Очень. Очень. Очень. Но мне хочется надеяться, что иногда им нравится быть ими. Наверное, приятно заметить, что из-за тебя мужик вдруг остановился, смотрит, находясь в абсолютном обалдении, и явно забыл, куда он до этого шёл и вообще зачем он... Меня всегда поражало: из-за чего ОНИ в нас влюбляются? Ведь мы — абсолютно некрасивые. Мы... да чего я буду выдумывать? Просто сейчас приведу цитату из рассказа одного из самых любимых моих писателей Деньки Плотникова:

«А женщины! Все женщины — твои, длинноногие и пышногрудые, умные и глупые, известно, тетеньки любят талантливых поэтов. Вот ты идешь, допустим, сам никакой: маленький, толстый, лысый, такой метеозонд с глазами, а навстречу длинноногая красавица, ты ей по пояс. Другой бы — в сторону, а ты декламируешь, так, ни для кого. А она, скрывая интерес: «Что это вы, гражданин?». А ты ей, снизу вверх: «Средь этой пошлости таинственной, скажи, что делать мне с тобой — недостижимой и единственной, как вечер дымно-голубой?» А она: «Вы поэт?» А ты ей: «А то! Вот и Путин вчера... а я ему — иди в Кремль!» И все, она твоя! Ну, за редким исключением».

Гениально просто он нас описал. Такие мы и есть. Это тоже очень трудно: быть для них лучшими. Я уж и не знаю, что нужно сделать, чтобы им понравиться.

Мою статью можно было бы свободно назвать «Гимн женщине» — если бы я это стихами написал.

Песни нашего двораЛитература будущего: кто представляет, какая она?Грядет эра дилетанта? — Для чего на свете женщиныКого считать писателем?Роль потолка и пальца в написании литературных произведений

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com