ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил АКИМОВ


ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СОБИРАЛ ПРОКЛЯТЬЯ

Окончание. Начало здесь.

2.

Через два дня, впрочем, он склонен был расценивать визит профессора как какое-то недоразумение. Городок продолжал жить своей полусонной жизнью, в которой никогда ничего не происходило, и на фоне всего этого ночной разговор стал ему представляться не более, чем неуместной шуткой или розыгрышем.

В первый из этих дней он ждал продолжения начатого разговора, но время шло, а профессор не появлялся, и тогда он занялся доработкой своего оборудования: смонтировал блок, который подавал в накопитель постоянный ток, вследствие чего частицы биополя перестали двигаться хаотично, и только после этого преобразовывал их в волну. Профессор оказался прав: сила воздействия резко возросла — он проверил это на себе, использовав часть ранее запасённых резервов положительного биополя.

Работая, он нет-нет, да и возвращался мысленно к ночному визиту. Уж слишком многое было за то, что сказанное профессором — правда. Здесь и странное поведение его у магазина (теперь Саймон не сомневался, что Граудиц спровоцировал Тедди на выброс отрицательных эмоций и загнал их в улавливатель направленного действия), и полная компетентность в вопросах воздействия биополя и принципах работы с ним. В общем, не оставалось сомнений в том, что события назревают, но поделать с этим было ничего нельзя, приходилось лишь ожидать их.

После того, как установка заработала в требуемом режиме, можно было переходить к главному: сканированию биополя города и последующему вычленению и улавливанию положительной его части. Работа предстояла большая, и Саймон решил впрок запастись едой, чтобы в дальнейшем не отвлекаться на это.

Он подъехал к магазину и, не очень-то утруждая себя выбором, купил первое, что подвернулось. В окно бара он увидел Фрэнка, и у него возникла мысль осторожно расспросить его, не появлялся ли в городе профессор.

Войдя в бар, он услышал дружный общий хохот. Центром внимания был Алан, который что-то втолковывал невысокому худому человеку по имени Патрик Формэн. Саймон подошёл к столику Фрэнка, поприветствовал его и сел рядом.

— По какому случаю веселье? — спросил он.

— Алан иногда незаметно включает свой магнитофон на запись, и обязательно кто-нибудь попадается, — смеясь, объяснил Фрэнк. — Вчера он записал Патрика, когда тот, пьяный, рассказывал, как он свою жену в строгости держит. Будто никто не знает, что он дома и рта без её команды раскрыть не смеет!

— А-а, — протянул Саймон, — а я думал, опять этот немец, Штибер, очередной свой фокус провернул.

— Нет, — помотал головой Фрэнк, — его последние два дня вообще никто не видел. Может, уехал? Мы бы расстраиваться не стали — и это ещё мягко сказано.

Они ещё немного поговорили: Фрэнк спросил, как он устроился, не нужно ли чего. Саймон заверил его, что всё просто прекрасно, попрощался и ушёл.

До конца дня он работал, с переменным успехом генерируя биополе. В целом, получалось успешно, но иногда без каких-то видимых причин установка начинала вести себя очень странно: её ровный гул срывался на истерический визг, и индикатор накопления поля падал на ноль. Всё же ему удалось заполнить полем два контейнера, что само по себе было несомненной удачей: для того, чтобы начать эксперименты по воздействию, этого вполне достаточно. Саймон выключил установку и посмотрел на часы: двадцать минут первого ночи — поздновато даже для визита профессора — и лёг спать.

Проснулся он поздно и с ощущением, что что-то произошло. Некоторое время он пытался понять, что навело его на такую мысль. Оказалось, тишина. Практически, полная тишина, неестественная даже для такого небольшого городка, как Вудлэйк.

Саймон быстро оделся и вышел на улицу. Там не было ни души, и это тоже было странно. Куда подевались все люди? Присмотревшись, он увидел вдалеке две фигуры, стоявшие где-то в районе бара Алана. Он вернулся во двор, завёл грузовик и поехал туда.

Подъехав, он увидел Фрэнка, который стоял возле бара и, по-видимому, что-то высматривал в окно.

— Эй, Фрэнк, что ты там увидел? — спросил Саймон, выпрыгивая из кабины.

Тот ничего не ответил, и Саймон подошёл вплотную и тронул его за рукав. Фрэнк и тут не отреагировал, и тогда Саймон, сделав ещё шаг вперёд, заглянул в его лицо. Фрэнк стоял с остекленевшим взглядом, на его лице не двигался ни один мускул.

— Забавно, Саймон, не правда ли? — раздался сзади голос профессора Граудица.

Саймон обернулся и был поражён произошедшей в его внешности перемене. Не было ни уродливой шляпы, ни нелепого плаща. Профессор был одет в элегантный костюм; светлая рубашка, галстук и начищенные до нестерпимого блеска ботинки делали его более похожим на светского льва, нежели на учёного.

— Давайте войдём вовнутрь, поговорим, — предложил он. — Не волнуйтесь, с вашим приятелем ничего не случится. Если, конечно, сильный ветер не поднимется.

В баре было то же самое: и посетители за столиками, и Алан за стойкой — все находились в состоянии какого-то транса. Профессор по-хозяйски прошёл за стойку, налил себе в стакан виски.

— Да, забавно, — снова повторил он, отхлебнув из стакана, — и вот так весь город. А знаете, что самое забавное? В это состояние их привели их же собственные проклятия, которыми они так щедро осыпали меня три года. Приходилось терпеть: у меня ведь не было вашего улавливателя частиц. Ну, ничего. Сегодня я нажал всего лишь одну кнопочку на пульте дистанционного управления, и моя установка вернула им всё сторицей. И вот они стоят, парализованные негативным биополем, ничего не слышат, не видят и не понимают. Мало того, когда я верну их к жизни, они ничего не будут помнить. Так что сейчас с ними можно делать всё: достать из кармана бумажник или зайти в дом и вынести все ценности...

— Профессор, — сказал изумлённый Саймон, — но вы ведь не хотите сказать, что в самом деле намерены...

— Что вы, Саймон, конечно же, нет! — расхохотался тот. — Это ведь какой труд: обойти все дома, что-то искать, потом выносить... Зачем? Они сами отдадут мне всё, что имеют да ещё будут умолять, чтобы я взял. Достаточно переключить режим, и никакого паралича не будет и в помине; зато на них мигом обрушатся все мыслимые и немыслимые боли — от зубной до послеоперационной. Вот тут-то мне и понадобится помощник. Решайтесь, Саймон, эту маленькую демонстрацию своего могущества я устроил специально, чтобы убедить вас.

Саймон понял, насколько ситуация опасна и для него. Нужно каким-то образом повесить её в воздухе, получить отсрочку с ответом, чтобы не провоцировать Граудица на немедленные действия.

— Профессор, — осторожно сказал он, — всё же я не могу поверить, что вы решились на такой шаг: вы, учёный с мировым именем — и вдруг такая резкая смена деятельности...

Лицо Граудица мгновенно приняло злое выражение.

— А что можете знать об этом вы, мальчишка? Вам нет ещё и тридцати, а мне — 62. Наукой я занимаюсь с двенадцати лет; значит, уже полвека я только и делаю, что клянчу деньги на свои исследования. Сначала у родителей, потом у институтского начальства, потом у меценатов... Вот последнее было особенно унизительно. Но теперь всему этому конец. Подумайте, Саймон: всего пять-шесть таких городков, как этот — и мы сказочно богаты! Я всё обдумал: ну, обратятся они в полицию — и кто же им поверит? А пока решают, что это: массовый психоз или состав преступления, мы будем уже очень далеко и с полной суммой. Купим себе какой-нибудь остров и без всяких помех займёмся наукой... Кстати, Саймон, хочу вас поздравить с успехами в ваших исследованиях! Как ведёт себя поле?

— А откуда вы знаете — про успехи?

— А вы не поняли? — рассмеялся Граудиц. — Если бы не они, вы бы сейчас ничем не отличались от других жителей города! Возможно, стояли бы рядом со своим приятелем Фрэнком. Я так думаю, вы подвергли себя воздействию положительного биополя, и это создало иммунитет, способный противостоять действию моей установки. Иначе, пришлось бы мне вас экранировать — как и себя. Ну, так что вы решили: вы со мной?

Саймон понял, что ничего не вышло: ответ он должен дать сейчас.

— Нет, профессор, — решительно сказал он. — Я настолько не с вами, что намерен передать вас в руки правосудия. То, что вы задумали, недостойно не только учёного, но и человека вообще. Предлагаю вам самостоятельно...

Он и не заметил, откуда в руке профессора появился пистолет.

— Я предполагал и такой вариант, — злобно сказал Граудиц. — Не двигайтесь резко, теперь меня уже ничто не остановит... Жаль, Саймон... вас жаль... Помощника я себе найду: любой из них (он показал рукой на столики) согласится. Конечно, это будет простой исполнитель моих поручений, а не равноправный партнёр, каким были бы вы... Впрочем, в отношении вас я ещё окончательную точку не ставлю. Может, ещё одумаетесь. Идёмте к вам домой.

Повинуясь его жесту, Саймон вышел из бара. По улице они прошли в молчании, которое не нарушал ни один звук.

— Заметьте, как я гуманен, — сказал Граудиц, когда они оказались дома, — я приковываю вас к двери туалета, чтобы не доставлять ненужных страданий. Поголодать, правда, вам придётся.

Он бросил Саймону наручники, внимательно проследил, чтобы тот себя пристегнул, и посмотрел на часы.

— У вас есть время до завтрашнего утра, Саймон, — сказал он. — До этого времени моих запасов поля хватит. А завтра я приду и заберу у вас одно из двух: или вас, или ваш улавливатель. Хотя нет, улавливатель я заберу сейчас — так надёжнее.

— Что вы намерены делать? — мрачно спросил Саймон.

— Вы знаете, а я вам скажу, — ответил профессор, немного поколебавшись, — всё равно вы не в силах мне чем-то помешать. Спасать вас никто не придёт: они ведь уверены, что вы тут пишете свой роман и ни о чём представления не имеете. Сейчас я включу режим воздействия болью, а потом популярно им объясню, что нужно сделать, чтобы такого больше не было.

— А если они сбегут из города?

— Куда? — рассмеялся Граудиц. — Сбежать отсюда можно только по дороге, а там я установил парализующий барьер! Так что деваться им некуда. А вы хорошо всё обдумайте, Саймон: место моего помощника всё ещё вакантно, но лишь до завтрашнего утра!

И он, забрав улавливатель, ушёл.

Саймон попытался сесть на пол, но у него ничего не вышло: не пускали наручники, а сидеть с задранной вверх правой рукой будет неудобно. Невдалеке стоял стул, и он после нескольких неудачных попыток смог зацепить его ногой и подтащить к себе. Усевшись на него, Саймон прислонился головой к косяку дверного проёма туалета и принялся размышлять, как ему освободиться. Сначала он делал это с отчаянной решимостью, потом обречённо и, наконец, задремал...

Очнулся он от какого-то стука. В комнате было почти совсем темно, просматривались лишь очертания предметов. Внезапно на фоне окна Саймон увидел чей-то силуэт.

— Мистер Саймон, где вы? — послышался негромкий голос.

— Алан! — обрадовался Саймон. — Идите сюда, я здесь! Только я прикован наручниками.

— Я это предполагал, — ответил Алан, подходя к нему, — поэтому взял у шерифа ключ. Подождите немного, я присмотрюсь, а свет лучше не включать.

Он наощупь нашёл наручники, сунул ключ и отомкнул их.

— Что там происходит? — спросил Саймон, массируя руки.

— Штибер... то есть, этот ваш профессор велел завтра утром нести ему деньги и драгоценности. А перед этим для убедительности нажал кнопку на пульте дистанционного управления и нас всех так лупануло! Такой боли я ещё никогда не испытывал. Честное слово, хотелось покончить с собой, лишь бы не мучиться! Когда он ушёл, наши решили, что, может быть, вы сумеете чем-то помочь... Ведь на вас-то это не действует!

— А откуда вы это узнали? — изумился Саймон.

— Магнитофон, — ответил Алан. — У меня был включен на запись магнитофон. Дик Сандерс здорово напился и очень смешно рассказывал про своего тестя, вот я и решил потихоньку от него это записать. Когда мы все в себя пришли, магнитофон всё ещё крутился. Я стал искать начало записи и наткнулся на ваш с профессором разговор. Мы так поняли, что вы вовсе не писатель, а тоже учёный и чем-то таким себя облучили. Вы можете сделать с нами то же самое?

— К сожалению, нет, Алан. Профессор забрал... ну, в общем, одну важную деталь моей установки... Но знаете, мысль одна есть, пойдёмте, посмотрим.

Он показал жестом, чтобы Алан следовал за ним, и они прошли в его лабораторию. Здесь Саймон включил установку и внимательно посмотрел на индикатор накопителя.

— Маловато, конечно, осталось, но можно воспользоваться и этим... Вот что, Алан, подберите пару крепких ребят и приходите с ними ко мне. Я, как вы выражаетесь, «облучу» вас при помощи своей установки — это абсолютно безвредно и даже наоборот, полезно — и у вас будет иммунитет против установки профессора. Тогда вы пойдёте к нему и ... ну, вы поняли... Только осторожнее: у него есть пистолет!

— Вот спасибо, мистер Саймон, — обрадованно сказал Алан, пожимая учёному руку, — я бы и один с ним справился, но вы правы: здесь никакой промашки быть не должно, нужно всё наверняка делать. А ребят я сейчас приведу.

Оставшись один, Саймон внимательно осмотрел все двери и окна и вооружился длинной палкой на случай внезапного появления профессора.

 

3.

Они сидели в баре у Алана, много пили и веселились.

— Н-да, сбежал наш Штибер, видно, почувствовал что-то!.. Нюх у него — дай Бог всякому! А жаль: о-очень бы мне хотелось с ним побеседовать! — последние слова Алан произнёс угрожающе.

— Хуже всего то, что установку свою он успел забрать с собой, — с сожалением сказал Саймон. — Пока она с ним — опасность продолжает существовать.

— И вашу какую-то штуку прихватил, да? — спросил Фрэнк.

— Ерунда, — отмахнулся Саймон, — в два счёта новую соберу!

При этих словах в баре воцарилось напряжённое молчание.

— Да нет, — сконфуженно поправился Саймон, — я имею в виду — не здесь, а когда в институт вернусь!

Все облегчённо вздохнули.

— Мистер Саймон, — спросил его Дик Сандерс, — а что вы говорите про опасность?

— Да, — подхватил Алан, который прибивал к стене плакат «Ругаться запрещаю!», — что вы конкретно имеете в виду?

— А вот как раз это, — кивком показал на плакат Саймон. — Теоретически, профессор может сейчас скрываться неподалёку где-нибудь в горах. Попробуй, найди его там! У него есть его установка и мой улавливатель. Значит, он может проводить улавливание отрицательного биополя и делать его накопление. А поскольку я ничего не могу сделать в противовес ему, все мы оказываемся беззащитны.

— Так что же, ничем нельзя защититься? — спросил Фрэнк при вновь наступившем молчании.

— Выход есть, и он очень прост, — пожал плечами Саймон и снова кивнул на плакат, — не ругаться и вообще не проявлять никаких злобных эмоций. Тогда профессору просто-напросто нечего будет улавливать, и его установка будет похожа на автомат без единого патрона.

— Так это что же, — растерянно сказал Патрик, — выходит, уже и ругнуться нельзя? То есть, предположим, проедет мимо меня на машине Уолтер и, как прошлым летом, меня водой из лужи обрызгает, а я ему ни слова не скажи? Ох, ну, попадётся мне этот Штибер, я его...

И он, сообразив, тут же прикрыл рот рукой.

— Да мы-то ещё ладно, — со смехом сказал Фрэнк, — как-нибудь удержимся. А жёны наши? Вот ты, Патрик, придёшь домой пьяный, и попробуй объяснить своей Трэйси, что ругаться нельзя!

Раздался общий громовой хохот. Но тут, перекрывая его, прозвучал истошный вопль Алана. Все обернулись на него и увидели, что тот скачет на одной ноге, обхватив другую руками и шипя от боли.

— Ах, чтоб тебя... — заорал, было, он, но тут же все встревоженно закричали:

— Тихо, Алан, не смей!

Гримаса боли на лице Алана сменилась понимающим выражением, он сделал успокаивающий жест рукой, поднял с пола молоток, нежно погладил его и ласково спросил:

— Ты не очень ушибся об мою ногу, дружок?

Фантастика
В литературе всё по-настоящемуКонсультантРабота как работа Бенефис КрутицкогоКрах МартофанаРешение пока не найденоФактор ЕгоркинаМоя февральская женаАссинетКонтактМеня ждет Энни — Человек, который собирал проклятья — Чудеса в провинцииЛетят!Зона озарения. Окно в параллельный мирУпущенная возможность

Циклы рассказов:
Юмористическая проза — Студенческие истории
— ФантастикаМой друг Валентин Пономарёв, генийДело было в Мешкове

Об авторе. Содержание раздела

Михаил Акимов. Фантастические рассказы. Электронная книга в формате PDF, размер zip-файла 1,6 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

http://hi-ti.ru/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com