ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил АКИМОВ


Об авторе. Содержание раздела

ПРОЙТИ — НО ВЕРНУТЬСЯ

Фантастическая повесть для юношества

Увеличьте изображение

 

Все великие открытия делаются по ошибке!

Закон Янга.

Михаил Акимов. Пройти — но вернуться.

Издательство: Написано пером

Год: 2014

Страниц: 120

Книга есть в наличии в интернет-магазинах

 

Из аннотации:

Чтобы произвести впечатление на девушку, одиннадцатиклассники Виталий и Саша говорят ей, будто бы изобрели прибор, который совершит переворот в науке. Лариса просит, чтобы они его показали, и тогда ребята спешно начинают таскать со свалки дачного посёлка детали и части различных электро- и радиоприборов и как попало соединять их между собой, надеясь, что девушка в этом ничего не понимает и примет наудачу сработанный агрегат за чудо техники. Но во время испытаний выясняется, что прибор работает, и ребята оказываются в параллельном мире...

 

 

Глава 1. Два «чайника».

 

Когда дела идут хуже некуда, в самом ближайшем будущем они пойдут еще хуже.

Закон Мёрфи.

 

— А вообще, здорово получается, — сказал Сашка, осматривая прибор. — Убедительно!

— Что, думаешь, поверит? — спросил Виталька.

— А то! Прямо уж, девчонка что-то в технике смыслит!

Разговор происходил в сараюшке на виталькиной даче, а предметом его было, на взгляд ребят, убедительное, а на самом деле нелепое сооружение из останков различных приборов, принесённых со свалки дачного посёлка. Основой сооружению служил металлический каркас от древнейшего бобинного магнитофона «Днепр», внутрь и снаружи которого ребята прикручивали всё, что прикручивалось.

— Класс! — завопил Виталька, показывая другу силовой трансформатор от телевизора «Горизонт». — Смотри, у него крепление точно вот с этими дырочками совпадает! Сейчас болтиками приверну. И вилка здесь на шнуре есть, можно даже в розетку воткнуть!

— Бабахнет, — засомневался Сашка.

— Ну и пусть! Мы скажем, типа — доработать ещё надо. А ты чего делаешь?

— А я вон какую-то штуку нашёл, тут чего только нет: и транзисторы, и конденсаторы, сопротивления разные... Проводочки вот, правда, всякие торчат, но мы их под корень обрежем — незаметно будет.

— А сколько проводочков? — спросил Виталька.

— Раз, два... шесть.

— Супер! И на трансформаторе шесть! Вот мы их между собой и соединим, тогда уж точно бабахнет!

И ребята с воодушевлением принялись укреплять внутри корпуса непонятную штуковину и соединять её с трансформатором.

Причиной столь необычной деятельности явилась их вчерашняя провальная игра в волейбол, хотя, если рассуждать строго, то первотолчком послужила даже не она, а то, что в этом году на дачах подобралась совсем незнакомая компания сверстников, на редкость спортивных ребят и девчонок, которые уже в первый день классифицировали Сашку с Виталькой как полных «чайников». И то правда: в любой игре их действия вызывали общий гогот и насмешки. В футболе ещё более-менее: их, как самых ни к чему не годных, ставили на ворота в разные команды, и тогда шансы соперников уравнивались, поскольку оба вратаря пропускали всё, что летело в створ ворот. С остальными играми было хуже. Для баскетбола, волейбола или возрождённой ныне лапты игроков требовалось меньше, поэтому в игру с тяжёлым вздохом и гримасами отвращения на лицах брали кого-то одного из них и дружно, всей командой ругали за промахи, потом выгоняли и меняли на второго, потом делали обратную замену... Можно было бы плюнуть на всё, забыть про эту компанию и заняться чем-нибудь вдвоём... так ведь нет, нельзя! Была там такая, Лариска... Королева дачного посёлка! Тяжело было подвергаться унижениям у неё на глазах, но ещё тяжелее было вовсе её не видеть! Поэтому друзья каждый день, угрюмо переглянувшись, молча понимали друг друга и отправлялись навстречу насмешкам и оскорблениям.

Хорошо красивым девчонкам! Что интересно, в волейбол, допустим, Лариска играла ничуть не лучше Сашки с Виталькой, но все прямо-таки наперебой зазывали её именно в свою команду! Лариска визжала, уворачивалась от мяча, но никто и не думал её ругать! И соперники никогда не резали мяч, направляемый в её сторону, а напротив, старались мягко перебросить через сетку и на такой высоте, чтобы ей было удобно его принять. Бывало, что она не справлялась и с этим, и мяч от её рук улетал за пределы площадки, и тогда все дружно орали на того, кто находился с ней рядом: «Тебе Лариса такой пас дала, прямо на блюдечке выложила, чего спал»? Зато какой восторженный рёв раздавался по обе стороны сетки, если вдруг у неё получалось! А если ещё в итоге команда соперников проигрывала, то её игроки прямо так и заявляли: «Конечно, за вас Лариса играла! А мы вот в следующий раз её в свою команду возьмём»!

И вот этой-то Лариске Виталька и влупил мячом прямо в затылок, когда была его очередь подавать! Столь богохульственный поступок, сопоставимый по масштабам разве что с низвержением германцами статуй римских богов, явился следствием ехидного замечания Валерки, старшего из всех пацанов: «Ну, ты хоть когда-нибудь сможешь, наконец, мяч через сетку перебросить»? Вдохновлённый таким образом Виталька подбросил мяч, замахнулся со стороны и со всей силы врезал...

Ближайшие полчаса ушли на оказание Лариске медицинской помощи, которая заключалась в участливом заглядывании в глаза и вопросах «Лариса, тебе больно?», коллективном поглаживании больного места и дружном хоре ругательств в адрес Витальки. А Валерка даже врезал ему по шее и, подумав, добавил два пинка, за что содрогнувшийся от своего кощунственного поступка Виталька был даже благодарен: и поделом ему!
Игра, разумеется, на этом закончилась, плавно перейдя в судилище над Сашкой и Виталькой.

— Эй вы, придурки! — презрительно сказал Валерка, явно выражая общее мнение. — Чем так всю жизнь мучиться, уж лучше бы сразу застрелились, что ли? Тоже мне, одиннадцатиклассники! Вон, пацаны из седьмого в любую игру лучше вас играют! Вы что, ходить только недавно научились? Спортом надо заниматься, а то ведь через канаву перепрыгнуть не можете!

И тут Сашку прорвало.

— Некогда нам всякой ерундой заниматься! — выпалил он. — Мы с Виталькой прибор один собираем, это вообще переворот в науке будет! Вот тогда и посмотрим, кто из нас — «чайник», а кто...

Он многозначительно покивал головой, не в силах подыскать нужного слова.

— А что за прибор, покажете? — насмешливо спросил Егор, тоже здоровый парень, ничуть не уступавший Валерке в силе и спортивном развитии, прекрасно понимая, что Сашка врёт.

— Вот ещё! — пришёл на помощь другу Виталька. — Это секретная разработка! До такого ещё никто в мире не додумался! Мы в следующем году школу заканчиваем, вот и привезём его в институт: нас за это без всяких экзаменов примут!

— А мне покажете? — с улыбкой глядя на них, нежно пропела Лариска.

— Покажем! — упавшими голосами, но мгновенно и хором ответили друзья, с ужасом и лихорадочно соображая, как будут из всего этого выпутываться.

Это, конечно, было очень глупо — ведь никакого прибора не существовало — но что оставалось делать, если... В общем, видели бы вы эту Лариску, сразу бы поняли, что ТАКОЙ отказать ни в чём невозможно!

Впрочем, тут же выяснилось, что судьба решила дать ребятам маленький шанс: сегодня было уже поздно для демонстрации небывалого торжества технической мысли, а наутро начинались выходные, и Лариска уезжала в город, чтобы покрасоваться на улицах и дискотеке. Таким образом, они получили два дня, за которые следовало непременно найти какой-то выход. Компания давно ушла провожать Лариску, а Виталька с Сашкой сидели на волейбольной площадке до глубокой темноты, пока, наконец, в их головах не созрел некий план.

План был основан на верном, в общем-то, выводе, что нет такой девчонки, которая бы хоть что-то понимала в физике или технике. То есть, женщины-то среди учёных встречаются, и физики, в частности, тоже. Но они, очевидно, не вырастают из девчонок, а уже такими и рождаются. А раз так, то и Лариска в этом ничего не смыслит; значит, можно собрать из чего попало какую-нибудь ерунду и подсунуть ей, объявив, что это и есть чудо-прибор. Может, и проскочит. Ничего другого, по крайней мере, в головы не приходило, и друзья, порешив на этом, разошлись по домам.

 

..........................................................................................

 

Глава 3. Неожиданный результат.

 

Вероятность выиграть в лотерею чуть-чуть увеличивается,

если купить себе лотерейный билет.

Закон Еллина.

 

Не было договорённости, во сколько именно Лариска придёт смотреть их прибор, поэтому они стали ожидать её уже с девяти утра. По их внешнему виду можно было сделать вывод, что сегодня они немало времени провели перед зеркалом. Обычно спутанные виталькины волосы были старательно расчёсаны, рубашка с широким отворотом и расстёгнутой верхней пуговицей должна была, по замыслу её хозяина, подчеркнуть мужественность и силу, а вполне прилично отутюженные брюки — намекнуть на его же аккуратность. Сашка же, долго и уныло рассматривавший свой рыжий «бобрик», в конце концов просто прикрыл его кепкой и, чтобы как-то оправдать её присутствие, напялил на себя рокерскую куртку с невероятным количеством металла, о чём пожалел сразу же, выйдя на крыльцо — утро было очень тёплым — но решил ничего не менять.

Ребята подошли к сараюшке, но внутрь входить не стали, а сели рядом на скамейку и принялись болтать обо всякой ерунде, время от времени украдкой поглядывая в сторону ларискиной дачи. «Может, она уже давно обо всём забыла и вообще не придёт», — вертелось у обоих в голове, и каждый из них не мог решить, чего он больше хочет: чтобы она не приходила или чтобы всё-таки пришла? С точки зрения логики предпочтительнее было первое, так как они всерьёз опасались, что их наспех и топорно сработанный аппарат не сможет сыграть роль технического чуда. Но с другой стороны, если она всё же придёт, то они какое-то время будут на неё смотреть и с ней говорить — разве это не прекрасно? И пусть потом она высмеет их и навсегда забудет, но уж этих-то минут у них никто не отнимет!

— Придумал что-нибудь? Ну, про прибор: чего он может? — спросил Виталька.

— Не-а, — признался Сашка, — полночи думал — ничего в голову не лезет! А ты?

Вместо ответа Виталька только вздохнул и сокрушённо покачал головой.

Время тянулось томительно медленно, и полтора часа ожидания показались им вечностью.

— Пошли внутрь, надоело здесь сидеть, — сказал взопревший в своей куртке Сашка, поднимаясь со скамейки, хотя и ему, и Витальке меньше всего хотелось бы сейчас смотреть на дело рук своих, до того оно надоело им за эти два дня.

Виталька тоже неохотно встал, но в это время с другой стороны, совсем не с той, с которой они ожидали, послышался весёлый ларискин голос:

— Эй, изобретатели! Ну, где ваш аппарат? Показывайте!

Они оглянулись. У калитки стояла Лариса, одетая в сногсшибательную розовую кофточку и джинсовые брючки; вьющиеся, до плеч, каштановые волосы сегодня были перехвачены заколкой. Сашка попробовал представить рядом с ней себя и внутренне содрогнулся. Украдкой взглянув на друга, он понял, что тот подумал о том же и тоже недоволен выводом. В руках Лариса держала довольно тяжёлую, чем-то солидно набитую матерчатую сумку.

— Прямо с автобуса, только что из города приехала, — шепнул другу Сашка.

Они подскочили к ней, отобрали сумку и повели в сторону сарая, успев заметить, что за забором с разных сторон огорода слоняются пацаны — обычный ларискин эскорт.

— Ничего себе, сумка какая у тебя тяжёлая! — удивился Виталька. — Чего там?

— Да на неделю всяких консервов привезла и хлеб, — ответила Лариска.

— Ну, и отдала бы пацанам, пусть бы пёрли: какая-никакая, а польза!

— Ага, толку-то от них! — отмахнулась она. — Малышня! Конечно, Валера или Егор обязательно бы помогли, а эти только ходят по пятам да дразнятся!

— Мы тебе её потом донесём до дому, — пообещал Сашка, хотя сумку нёс и не он.

Виталька распахнул дверь и пропустил девушку вперёд; из-за забора высунулось несколько любопытствующих голов, но Сашка прикрыл корпусом от их взглядов то, что находилось в сарае: дескать, прибор — это не для всех, а только для избранных! В сарай он вошёл последним и с подчёркнуто озабоченным видом прикрыл за собой дверь.

При закрытой двери внутри, несмотря на небольшие окошки, было темновато, и Виталька ввернул лампочку. В её свете агрегат засиял разными бликами и от этого выглядел довольно внушительно.

— Ух ты! — сказала Лариса и стала внимательно рассматривать.

Друзья затаили дыхание и смотрели на неё, с одной стороны, просто любуясь, с другой — ожидая её реакции.

— Надо же! — сказала, наконец, девушка. — С ума сойти! Молодцы! И это всё вы сумели сделать за какие-то два дня?

Она посмотрела на их вытянувшиеся лица и расхохоталась:

— Эх вы, врунишки! Клавиатура и системник — от старого папкиного компьютера, мама только в пятницу заставила его выбросить! Я ему помогала и видела, что вот эти вентилятор и кофемолка тогда ещё там лежали!.. Да вы не бойтесь, — ободряюще добавила Лариса, увидев, что друзья совсем сконфузились, — я пацанам ничего не расскажу. Вот, а прибор ваш включать не советую: вы тут такого нагородили — запросто пожар может случиться. Кстати, кроме этого, вообще никакого другого варианта не вижу: на блок команд, — она показала рукой на «штуку невыясненного назначения», — подаётся 9-12 вольт постоянного тока, а вы, судя по всему, сняли на него с трансформатора 110 переменки! Я уж молчу о том, что все остальные провода у вас вообще непонятно куда попали!

— А ты откуда знаешь? — спросил ошеломлённый Сашка.

Она усмехнулась:

— Я на областной олимпиаде по физике второе место заняла! У меня же папа — электронщик, он меня ещё с детства всему этому учил! Мне, по-моему, ещё 12-ти не было, когда я сама транзисторный радиоприёмник собрала. Так что, мальчишки, не трогайте-ка вы ваше чудище, отнесите обратно, откуда взяли. И действительно, займитесь лучше спортом — в физике ведь вы совсем ничего не соображаете... Хотя, в спорте я и сама — абсолютный ноль, — честно призналась она.

— Ну, вот ещё! — упрямо мотнул головой Виталька. — Ты так говоришь, потому что только традиционную физику знаешь, где все законы расписаны. А мы с Сашкой совсем новую вещь изобрели — не было в мире такого!

— Да ладно тебе, — оборвал друга Сашка, — хватит врать! Лариса, — просительно сказал он, — давай включим, а? Мы ведь это не для них, — кивнул он куда-то в сторону, — для тебя собирали! Ну и пусть бабахнет — интересно же!

Видно было, что девушка колеблется.

— Ой, не знаю, — боязливо поёжилась она, — а если пожар случится?

— А у нас вот брезент здесь есть, — подскочил Виталька, — мы его — раз! — накинем, доступ кислорода прекратится, и всё погаснет, так ведь?

И, увидев её кивок, усмехнулся и добавил:

— Ну вот, а ты говоришь, я в физике ничего не соображаю!

— Ой, не могу! — рассмеялась Лариса. — Законы горения вещества — это же химия, а не физика! Ну, мальчишки, вы даёте!

Но общее напряжение спало. Ребята после разоблачения почувствовали себя спокойно: не надо было больше врать и притворяться научными гениями, а Лариса, конечно, была польщена, увидев, какую работу провернули друзья, и всё это для того, чтобы понравиться ей.

— Ладно, — махнула она рукой, — только давайте примем все меры предосторожности. Ты, Виталя, будешь включать? Тогда не берись рукой за корпус. А ещё лучше резиновые перчатки надеть. Есть у вас?

— А на каком же огороде их нет, — сказал Виталий и показал перчатки, в которых мать обычно пропалывала малину и размешивала всякие ядовитые растворы. — Всё сделаем, как надо. Только ты, Лариса, подальше отойди. Ну, а ты, — махнул он на Сашку, — стой, где хочешь: если тебя и шибанёт — не велика потеря!

— Давайте серьёзнее, — нахмурилась девушка и, взяв Сашу за руку, оттащила и его подальше в сторону, при этом на лице у того было выражение довольного котёнка, а Виталя горько подумал: ну, почему он, а не Сашка, должен включать этот прибор?

И он не удержался от язвительной реплики, на которую безмерно осчастливленный друг великодушно не прореагировал:

— Ну вот, женщины с детьми в безопасности — герои науки могут делать свою опасную работу!

И включил тумблер.

Сразу же раздался громкий треск, где-то внутри полыхнула синим светом вспышка и повалил жёлтый дым. Тем не менее, заработали все нужные атрибуты: несколько раз крутанулся «локатор», стала разгораться спираль «излучателя», послышалось шипение радиоприёмника, как-то испуганно и тревожно замигали лампочки ёлочной гирлянды. Не растерявшийся Виталька выдернул вилку из розетки и накрыл брезентом ту часть агрегата, из-под которой валил дым. Похлопав по нему немного, он открыл дверь, чтобы дым выходил наружу. Конечно, Сашка пришёл бы на помощь другу, но разволновавшаяся Лариска снова схватила его за руку, и он рассудил, что пожар небольшой, Виталька легко справится и один. Так оно и вышло. Всё затихло и успокоилось, только изредка щёлкали конденсаторы и почему-то сильнее разгоралась спираль «излучателя». Наконец, ярко вспыхнув напоследок, погасла и она.

Девушка шумно вздохнула и отпустила руку Саши.

— Ну, вот и всё! — весело сказала она и осеклась, потому что в этот момент у сарая исчезла одна стена.

...................................................................

 

Михаил Акимов. Пройти — но вернуться. Текст в формате Word, размер zip-файла 138 Кб. 14.09.08.

Загрузить!

Всего загрузок:

 Фрэнки Ньюмен против Виртуальности. Фантастический детектив

Фантастические рассказы

Об авторе. Содержание раздела

Купить смесители для Раковины чаши.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com