ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил АКИМОВ


http://www.interlit2001.com/forum/forumdisplay.php?f=192

КАК Я БЫЛ ШЕФОМ

Окончание. Начало здесь.

.................................................................

На постой нас размещали в пустовавшие дома, так как более-менее приличного отеля в Б. Заимке почему-то не оказалось. Нам вместе с пятью девчонками отвели небольшой домик, из жилых помещений в котором была одна комната и кухня. Вопрос нравственности, таким образом, предлагалось решать нам самим. Негодяйки-девчонки решили его по-своему: пока мы беседовали с директором ДК, они заняли единственную — довольно вместительную — комнату, а нам — тоже пятерым — отвели крохотную кухоньку. Мало того, в «своей» комнате они разрешили нам поставить только незначительную часть аппаратуры. Ребята хотели с ними разругаться, но я их отговорил, заверив, что этот вопрос мы решим очень легко. «Дождёмся ночи»! — зловеще добавил я.

Надо признать, что остатки совести у девчонок сохранились. Вечером, перед отходом ко сну они чувствовали себя неловко и виновато. Одна даже, осмотрев ту ничтожную площадь, на которой предлагалось расположнам пятерым, сказала: «Ой, а как же они все здесь улягутся»? Ответом ей было молчание: подруги не знали, что сказать, а мы, после того, как увидели свою «спальню», вообще не сказали им ни единого слова. «Спать укладывались весело, с шутками и песнями» — вот, я подобрал фразу, которая абсолютно не подходит к этой ситуации. Мы не матерились — ведь рядом были девчонки, — но удерживались от этого с большим трудом: в узкое пространство между русской печью и кухонным столом едва вместилось полтора матраца; сюда втиснулся я с двумя Володями — барабанщиком и вокалистом (чтобы как-то их дифференцировать, вокалиста буду называть Володей, а барабанщика — Вовой). Слава и мой тёзка Миша тоже сумели найти куски пола, где при определённом навыке вполне можно было свернуться калачиком.

Придавленные чувством вины девчонки потихоньку переговаривались в комнате, потом замолчали: стало ясно, что они заснули. Мы дали им поспать минут 15, затем приступили к осуществлению моего плана.

— Уа-а! — громко зевнул я. — Не спится чего-то! Володя, ты спишь?

— Заснёшь тут! — тоже с приличной громкостью отозвался тот. — Меня Славка так в стол вдавил, что я, чтобы вдохнуть, каждый раз руками от него отталкиваюсь!

Девчонки, ясное дело, проснулись, но пока помалкивали.

— Меня не трогай, — отозвался из темноты невидимый Славка, — это тебя Вовка придавил, а я здесь, у порога пристроился, рядом с дверью. Знаешь, как из неё дует! А чего у вас там недавно упало?

— Да это твоя гитара на меня свалилась! Нельзя что ли было её нормально поставить? Хотел её в тебя швырнуть, да не знал, где ты лежишь. Теперь знаю.

— Судя по тому, что ты до сих пор жив, на тебя упала не моя гитара, а мишкина, — рассудительно заметил Славка. — У него полуакустик. Моя доска тебя бы точно прибила!

— Мужики, — остановил я их перепалку, — я вот чего подумал. Раз уж мы всё равно не спим, так может включим аппаратуру и порепетируем? Я что-то за завтрашний концерт переживаю. Надо бы прогнать хотя бы вещей пять-шесть.

Из комнаты девчонок послышался возглас ужаса.

— Точно! — поддержал меня Володя. — Мне не терпится мой новый микрофон опробовать! Э-эх, я сегодня у поселкового совета с такой девчоночкой познакомился! Запою-ка я ей сейчас серенаду! Поди, услышит, прибежит!

— Прибежит, прибежит, — успокоил его Славка. — И, думаю, не она одна! А вот интересно, если усилки на полную мощность крутануть, на том конце деревни слышно будет? Ночь-то, вроде бы, тихая.

— Ну, значит, так, — подвёл я итог, — пойдем сейчас на улицу покурим, а Вовка пусть пока барабаны расставляет. Только ты, Вова, поаккуратнее, не греми, а то наших девчонок разбудишь.

В комнате раздался хохот.

— Свиньи вы, мальчишки, — донеслось оттуда, — ладно уж, идите сюда. Здесь и в самом деле места много — двадцать человек свободно улягутся!

Вот так аппаратура помогла нам отвоевать достойное место для ночного отдыха.

А утром следующего дня нас погнали на работу. Ничего не поделаешь: переезд только вечером. Правда, мне, Славке и Володе неожиданно повезло: вместе с двумя деревенскими мужиками на тракторе «Беларусь» с тележкой нас отправили в лес собирать для чего-то сухой валежник. Тележку мы накидали часа за два, после чего мужики сказали, что уже скоро обед и пора возвращаться в деревню. По нашим часам до обеда было далековато, но спорить мы, конечно, не стали.

Вы когда-нибудь ездили впятером в кабине трактора «Беларусь»? Нет? Зря, рекомендую: попробуйте — впечатления незабываемые!

Трактор лихо затормозил перед магазином, и мужики пошли туда. Мы недоумённо пожали плечами и остались возле трактора. Магазин мы обследовали ещё вчера и убедились, что на период уборочных работ оттуда изъяли всё спиртное. Неужели местные мужики этого не знают? Странно.

Но оказалось, что продуктовый отдел их и не интересовал. Им нужен был промтоварный. Буквально сразу же они вышли обратно, и у каждого в руках было по паре флаконов одеколона «Тройной».

— Сходите, ребята, пообедайте, а через часик снова подходите. Нет, через полтора: мы сначала съездим выгрузимся, — сказали они на ходу.

Забегая вперёд, скажу, что больше в тот день мы не работали. А когда через два дня мы со Славкой приехали в Б. Заимку забрать свои оставшиеся вещи, трактор всё ещё стоял на том же месте, по-прежнему гружённый валежником.

Пойти обедать мы не могли. Поселковая столовая находилась тут же, мы стояли рядом с её хозяйственным двором (вход в столовую был с другой стороны), но... Свои деньги тратить не хотелось, а покормить нас за счёт колхоза мог только Селезнёв, но он со всеми остальными студентами всё ещё находился где-то на полях. Нужно было ждать его. От нечего делать мы решили зайти в магазин.

Едва мы вошли, Слава сразу встрепенулся.

— Мужики, смотрите, какие продавщицы молоденькие! — зашептал он. — И в магазине никого нет. Сейчас мы их раскрутим, не может быть, чтобы у них уж совсем никакого спиртного не было!

Тогда я над этим не задумывался, а теперь понимаю, что Слава был очень привлекателен для женщин. Серьёзное интеллигентное лицо, симпатичный, в очках; к тому же, он был старше нас, думаю, лет на пять.

— Ничего не выйдет, Славка, — махнул я рукой, — так они и разбежались нам водку продавать! Нужно это им очень! Их за такое знаешь, как взгреть могут!

Володя был со мной согласен. Славка с минуту молча смотрел на нас, потом с жалостью сказал:

— Эх, вы! Ладно, смотрите, слушайте внимательно и запоминайте! — и решительно направился к прилавку.

Я был знаком со Славкой довольно уже давно и знал его как умного парня с прекрасным чувством юмора. Но тут он понёс такую пошлость и вздор! Конечно, я не запомнил, что он говорил девчонкам-продавщицам. Какой-то до ужаса банальный набор про губки и глазки (одну так и называл: «Глазастенькая», ко второй обращался «Слушай, рыженькая»), а уж манера общения...! Мы с Володей не выдержали, отошли к окну и отвернулись.

— Сейчас он, точно, по роже получит, — зашептал Володя, — вот увидишь!

— Козе понятно, — согласился я.

Но время шло, а звука пощёчины всё не было слышно. Мало того, за спиной стал раздаваться девичий смех и, судя по всему, завязывалась оживлённая беседа. Мы обернулись и не поверили своим глазам: девчонкам всё это явно нравилось! Они даже раскраснелись от удовольствия! Славка махнул нам рукой:

— Идите к нам! Девочки хотят с вами познакомиться! Галя, Светочка, вот это Миша, а это Володя, оба из моего ансамбля! (Я чуть не расхохотался — руководителем ансамбля был я, — но сумел сдержаться, чем до сих пор и горжусь).

Из магазина мы вышли минут через двадцать, при этом у нас с Володей в районе сердца оттопыривались куртки.

— Я их пригласил на вечерний концерт в Моисеевку, — сказал Славка. — Тут, говорят, всего-то километров пять.

Тот, кто хоть раз в жизни пил советский «Вермут» в бутылках емкостью 0,8 л., навсегда запомнил его чудесный аромат и эти невероятные вкусовые ощущения... А как изысканно трещит на следующий день с похмелья голова! Чисто аристократическая мигрень! Говоря более простым языком, пить такую гадость без закуски совершенно невозможно, а всех наших денег едва хватило на покупку двух бутылок этого замечательного напитка, и на закуску, естественно, ничего не осталось. Положение казалось безвыходным. Поскольку «Вермут» нам приходилось пить и раньше, то мы уже заранее морщились и содрогались всем телом.

Однако, нам ещё раз удалось убедиться в том, что молодым ребятам открыта дорога всюду, где есть молодые девчонки.

Погода была хорошая, солнечная, до обеденного открытия столовой оставалось минут сорок, и поэтому её коллектив, который процентов на 80 состоял из этих самых молодых девчонок, вышел посидеть на солнышке в хозяйственный двор.

— Ну что, Слава, — сказал Володя, — а слабо тебе и с этими договориться? Здесь, правда, задача потруднее: денег-то у нас не осталось!

— Действительно, — поддакнул я, — с одного раза как-то трудно было всё запомнить. Покажи ещё разок!

— Ладно, только пойдёмте со мной. И хоть иногда тоже чего-нибудь встревайте: не могу же я один за всех работать!

Кое-что мы с Володей всё же усвоили и в этот раз не были совершенными истуканами. Правда, ляпнуть что-нибудь про губки и глазки язык не поворачивался. Но ничего, шутили, смеялись; в общем, как подмастерья у великого Мастера выглядели для первого раза вполне сносно. Но самую главную задачу Слава, конечно, взял на себя. Пока мы с Володей развлекали коллектив, он о чём-то тихонько переговаривался с пожилой женщиной — заведующей столовой, потом они оба вошли вовнутрь. Через пару минут она выглянула и позвала двоих девчонок, а Слава повёл нас ко входу в столовую. Дверь была заперта, но мы сразу же услышали, что её открывают. Оказалось, для нас уже был накрыт стол, на котором стояли тарелки с борщом и гуляшом с картошкой.

— Славка, а ты сказал, что денег у нас нет? — опасливо спросил Володя.

— А вас кто-то про деньги спрашивал? — отмахнулся Славка. — Расслабься! Нина Ивановна, а штопор у вас найдётся?

М-да. Вот так-то. Увереннее надо, Миша, по жизни шагать, самокритично подумал я, когда мы, сытые и немножко пьяные возвращались домой. О том, что мужиков ждать бесполезно, нам сказала сердобольная Нина Ивановна.

Вечерний концерт в Моисеевке прошёл просто замечательно, и со следующего дня мы вполне официально стали заниматься репетиционной и концертной деятельностью. Нам предоставили отдельный домик, в котором были даже кровати, и всё это безраздельно принадлежало только нам. В поселковом совете нам выдали свеженапечатанные талоны на питание, которыми мы расплачивались в местной столовой. Вставали мы поздно, почти перед самым обедом, и, таким образом, талоны на завтрак мы предъявляли вместе с обеденными, что значительно увеличивало количество и ассортимент еды. Столик всегда занимали у широкого подоконника, чтобы туда можно было тоже ставить тарелки — на столе всё не умещалось. Затем шли на своё рабочее место — в ДК — и сначала отдыхали в директорском кабинете на креслах, а потом начинали репетировать. Вечером играли на танцах для местной молодёжи (приходили и из других деревень), иногда ездили на концерты. За всё время в поле мы работали один раз, когда был объявлен общий субботник, и на него вышло даже руководство колхоза. Слава о нас прокатилась далеко, аж на двадцать километров. Об этом мы узнали однажды вечером. Но здесь я, пожалуй, введу ещё один заголовок — внутренний:

 

Как я играл на деревенской свадьбе.

 

Мы как раз готовились ко второму ужину, т.е., собирались съесть то, что просто физически не смогли съесть в столовой и поэтому принесли домой, как вдруг услышали, что к нашему дому подъехал мотоцикл. Через пару минут послышался стук в двери и вошли два парня.

— Ребята, это вы из ансамбля? — спросили они.

Мы ответили утвердительно, и тогда они, переглянувшись, извлекли из карманов каждый по две бутылки самогона, поставили их на стол и спросили:

— Можно с вами поговорить?

Мы не возражали: как сказал Леонид Филатов, при такой-то снеди — ну, как не быть беседе! Мы сидели, выпивали, закусывали, говорили не о чём. Прошло немало времени, прежде чем один из них, Саша, сказал:

— Вы знаете, у меня через два дня свадьба, вы не могли бы на ней сыграть?

К тому времени допивалась третья бутылка самогона, поэтому мы согласились легко. Ни о каких деньгах и речи не было: какие могут быть деньги, если хорошие люди сидят вместе, выпивают? Потом-то мы, конечно, покачивали головами, поражаясь, как хитро нас подловили, но это было потом.

Через два дня к нашему дому подъехала машина. Конечно, это опять был грузовик с толстым слоем сена в кузове — иного мы и не ожидали. По дороге гадали (так как забыли своевременно об этом спросить), где будет свадьба: в ДК или в столовой? Того, что в итоге оказалось, мы, естественно, предположить не могли. Впрочем, перед тем, как начать играть, нам предстояло выступить в одной, весьма неожиданной роли. Встретивший нас Саша сказал, что просит нас в качестве почётных гостей участвовать в выкупе невесты, поэтому сразу по прибытии мы поехали к дому её родителей. Вначале всё шло по известным канонам: вот, мол, проходили мимо, чего бы не зайти, а тут выясняется, что у вас товар, а у нас купец, так не будете ли добры отдать вашу Наташу за нашего Сашу? Нам ответили, что, мол, конечно, нас не ждали, но уж раз пришли, то проходите в избу, там и поговорим. Свидетельством того, что нас действительно не ждали, были установленные в большой комнате три стола, готовые обрушиться под тяжестью выпивки и закуски. Но и здесь пока ещё всё шло по плану: каждая из сторон принялась расхваливать своего представителя. Сначала, конечно, как-то казённо, без огонька, но по мере опорожнения стаканов речи становились живее, искреннее, в них стало вкладываться больше чувства и фантазии.

Отхождения от общепринятого сценария начались после пятого стакана. К тому времени мы оставались единственными, кто ещё помнил, для чего, собственно, все здесь собрались. Весь остальной народ разбился на группы и компании, и каждая обсуждала свою проблему. Отец невесты что-то втолковывал будущему зятю насчёт рыбалки и всё порывался принести и показать свою удочку. Один раз его взгляд упал на нас, он очень удивился и спросил у Саши: «А это кто? Я их не знаю»! Тот пояснил, что это музыканты из города, которых он пригласил играть на свадьбе. Мы подумали, что сейчас-то всё вернётся к первоначальной теме, но отец только сказал: «А-а!» и продолжил о рыбалке. Возможно, свадьба в тот день так бы и не началась, но тут из своей комнаты выглянула несколько заждавшаяся и потому очень недовольная невеста. Поначалу и это не возымело должного воздействия. Отец обрадованно сказал: «А вот и Наташенька! Садись с нами, выпей!», но тут вспомнил о своих обязанностях совершенно уже пьяный тамада. Он с сожалением отставил в сторону очередной стакан и с трудом произнёс:

— Так как же всё-таки насчёт того, чтобы отдать вашу Сашу за нашего Наташу?

Это несколько отрезвило собравшихся. Мать невесты оборвала на полуслове песню, которую исполняла соло и a cappella и сказала:

— Ну, я вижу, купец хорош: и статен, и красив! А какой выкуп ты, купец, нам предлагаешь?

Саша извлёк из внутреннего кармана пиджака бутылку вина. Все закричали: «Мало, мало»! Саша стал объяснять, что у него было две, но одну он случайно разбил, а в магазине ничего не продают. Но все кричали, что это их не касается, иди, где хочешь доставай ещё. Минуты через три Саша стал явно закипать, но пьяная публика этого не заметила и продолжала настаивать. Тогда Саша со злостью хлопнул злосчастную бутылку об пол и со словами: «Да пошли вы все! Вместе с вашей невестой!» — кинулся к выходу. Он, наверное, убежал бы, но запутался в занавеске, висевшей у входа в комнату. Пока он из неё выпутывался, подоспевшая тёща ухватила его за пиджак. Ухватила она его очень непрочно, как-то неловко, и он наверняка бы от неё отбился, но тут на помощь матери подскочила Наташа, и вдвоём они сумели его удержать, пока не подоспело уже действительно серьёзное подкрепление в виде свидетелей с обеих сторон. Они уговаривали Сашу не злиться; это, мол, просто шутка, ну, что уж ты так! Некоторые из гостей тоже, было, дёрнулись увещевать строптивого жениха, но их остановил отец невесты (родителей жениха почему-то не было). Он громогласно сказал:

— Да не лезьте вы! Видите, люди разговаривают — ну, и пусть поговорят! Давайте лучше пока выпьем!

Вскоре вновь вся компания в полном составе и теперь уже вместе с невестой сидела за столом и пила мировую.

Часа через полтора, наконец, решили, что пора двигаться к месту основного застолья. Когда мы увидели, в каком состоянии водитель грузовика, то хотели, было, идти пешком. Однако некоторые гости-мужчины без разговоров полезли в кузов, и мы, опасаясь, как бы они спьяну не повыкидывали нашу аппаратуру, полезли тоже.

Вскоре грузовик затормозил у небольшого дома, и мы решили, что это всего лишь очередная остановка. Но тут подошли сашины друзья и предложили помощь в выгрузке инструментов. Выходит, нам предстояло играть не в клубе, не в столовой, а в обычной деревенской избе! Первым нашим желанием было уехать обратно в Моисеевку, но мы сразу поняли, что это невозможно, и смирились.

Здесь тоже все были пьяными, кроме самогонного аппарата, который молотил на полную мощь и был единственным, кто ещё мог что-то делать. Нас поразила его производительность: бутылками с его продукцией был заставлен весь пол в кухне; без преувеличения, было некуда ступить.

Играть нам предлагалось в обычной комнате, половину её заняла наша аппаратура, хотя мы выставили её в сильно усечённом варианте. Лучше всех устроился Слава. Сразу за нашими спинами была ещё маленькая комната. Вот туда он и ушёл, сел с гитарой на диван, раскрыл какую-то книжку и стал читать. Перед каждой новой вещью мы заглядывали к нему, сообщали, что сейчас будем играть и дублировали для него счёт.

К счастью, заваруха в доме невесты весьма ощутимо подкосила гостей, что отразилось на количестве выпиваемого и танцуемого. Так что мучились мы не так уж и долго!

Поспать в эту ночь нам, естественно, не пришлось: если в кухне пол был уставлен бутылками с самогоном, то во всех комнатах устелен телами гостей. Мы могли бы зарезервировать за собой хотя бы «славину» комнату, но совершенно неосмотрительно, после того, как отыграли, решили с устатку выпить и поесть. За это время гости успели обосноваться и там.

Утром мы начали готовиться к отъезду. Пока мы ждали машину, родители и родственники жениха по очереди (вместе им собраться не удавалось) предлагали нам взять с собой самогонки. Вначале каждый из нас взял по две бутылки, но нам заявили, что это не серьёзно и предложили взять по-настоящему, от души. Подумав, мы вытряхнули из портфеля гитарные шнуры и микрофоны (их можно довезти и так) и набили бутылками портфель. Но родственники снова обиделись, что мы так ничего и не взяли. Тогда мы открутили винты с басового барабана, плотно весь его уставили самогонкой и поставили верхний пластик на место. Конечно, нас уговаривали остаться ещё дня на два-три, ведь, по сути, свадьба ещё и не начиналась, но мы не могли: в этот день заканчивалась работа в колхозе, и нам надо было успеть к общему отъезду.

Как мы добрались до Иркутска, не помнил ни один из нас. Смутно вспоминаю, что в электричке мы поили всех, даже незнакомых. Их, кстати, оказалось подавляющее большинство. Как добрались от вокзала до общежития, тоже неизвестно. А вот то, что мы ухитрились при этом не потерять ничего из аппаратуры — это следует отнести к приятным сюрпризам.

Ещё одним сюрпризом явилось то, что за всю дорогу мы, оказывается, выпили только самогонку из портфеля. Запас в барабане остался нетронутым.

Селезнёв, как выяснилось, не сообщил институтскому начальству, что в колхозе мы на полях не работали. Преподаватели-женщины, встретив нас на следующий день и увидев наши лица, сочувствовали: «Вымотались-то как, бедняжки! Тяжело пришлось?»

А ведь и в самом деле: трудно быть шефом...

Юмористическая проза — Студенческие историиФантастикаМой друг Валентин Пономарёв, генийДело было в МешковеРассказы вне циклов

Крупная проза — Рассказы — СтатьиСтихотворноеКараоке от АкимоваВернисаж от Акимова

Об авторе. Содержание раздела. Контактная информация

Михаил Акимов. Юмористические рассказы. Электронная книга в формате PDF, размер zip-файла 1,6 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Альманах 2-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

билеты в цирк на проспекте вернадского

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com