ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил АКИМОВ


Об авторе. Содержание раздела. Контактная информация

ЛЮБОВЬ И ЖЕРТВА

(Подражание О. Генри)

Ромео ради любви готов был отказаться даже от своего имени. Голливудский актёр Рассел Кроу пожертвовал карьерой и миллионными гонорарами, чтобы всё время находиться рядом с возлюбленной. Эти имена на слуху, и их пример, конечно, впечатляет. Но Любовь — богиня очень демократичная, и жертвы людей не столь богатых и знаменитых значат для неё ничуть не меньше.

Сид и Джулия были женаты уже почти три года. Вполне достаточный срок убедиться, что вечно хрупкая лодочка Любви не разбилась вдребезги об огромный трансконтинентальный лайнер Быта, а, попав в его струю, плывёт себе рядом, лишь изредка испытывая лёгкие бортовые удары.

Джулия оказалась неплохой хозяйкой. Почти всегда с первой же попытки она могла поджарить яичницу или даже колбасу, а Сид, погнув всего два гвоздя, уверенно вбивал в стену третий, причём, настолько прочно, что тот редко вываливался сразу же, даже если на него что-нибудь повесить — не слишком тяжёлое, конечно.

Надо сказать, что не очень-то они и стремились вкушать изысканные блюда или уставить две свои крохотные съёмные комнатки красивой мебелью. И не только потому, что у них не было для этого денег. Сид и Джулия были людьми творческими, и именно с Творчеством связывали все свои надежды и устремления. Он заканчивал свой первый, совершенно грандиозный, роман, а она, коротая время в ожидании вот-вот готовых свалиться на неё выгодных заказов, оттачивала своё мастерство книжного иллюстратора. Разумеется, не могло быть и речи о том, чтобы делать иллюстрации для романа Сида! Каждый из них должен идти в Искусстве своей дорогой — так они решили сразу же после того, как поженились. Точнее, так решил Сид.

— Малышка, — сказал он, — я — писатель, ты — художник, вроде бы, само собой напрашивается, что мы должны работать в паре. Но этого делать нельзя. Вот, скажем, выйдет моя книга с твоими иллюстрациями, и ты будешь думать, что пробилась только благодаря мне, а это может лишить тебя уверенности в своих силах. Но когда-нибудь потом, когда каждый из нас сделает себе имя, мы обязательно объединим наши таланты.

Джулия не имела ничего против того, чтобы пробиться благодаря Сиду. Но она охотно и даже горячо с ним согласилась. Любая умная женщина сделает так. Она не знает, почему, но знает, что так надо. А Джулия, несомненно, была умной женщиной: разве вы встречали где-нибудь глупого художника?

Остаётся только сказать, на что же они жили, ибо Искусство имеет обыкновение кормить только уже признанных мастеров, а новичков — даже амбициозных — допускает к себе только после того, как они поели где-нибудь на стороне. С этой целью Джулия давала уроки рисования, а Сид хватался за любой случайный заработок. Надо признать, что им не пришлось бы жаловаться на неудачи, если бы именно эти виды деятельности были их основной работой. Джулия легко входила в контакт с детьми, а её приятная внешность располагала к ней и родителей; Сид же очень быстро сделался настоящим асом в погрузке и выгрузке ящиков с товарами, и его охотно нанимали в любом магазине. Но не очень-то их это радовало, ибо стремились они совсем к другому: Джулия размещала объявления с предложением услуг по оформлению книг, а Сид бегал по издательствам, просиживая в них часами в тщетной попытке обратить на себя внимание редактора.

Отношение со стороны последних к очередному новоиспечённому литературному гению общеизвестно. Если вы, начинающий писатель, пришли в издательство, а редактор встречает вас с распростёртыми объятиями и говорит, что ваша рукопись — чудо, и он немедленно издаёт её громадным тиражом, призовите на помощь весь свой здравый смысл и твёрдо заявите, что прекрасно понимаете, что никакой он не издатель, а врач психиатрической клиники. И тогда он, возможно, решит, что лечение проходит успешно, и вас пора выписывать.

Сиду пока все редакторы попадались настоящие, поэтому ни о каких изданиях и тиражах речи не заходило.

И всё же иногда бывает, что госпожа Удача — особа крайне капризная, взбалмошная и эксцентричная — вдруг подкидывает вам и приятный сюрприз. Просто для того, чтобы лишний раз намекнуть на свою непредсказуемость.

Случилось так, что маститый и успешный писатель Барни Хауер повздорил с редактором издательства «Будни Мельпомены» Джеффом Макдауэлом и лишил его своего очередного романа, злорадно предложив попробовать возвратить через суд выданный ранее аванс. С отчаяния Джефф полез в мусорный бак, где у него хранились рукописи начинающих авторов, вытащил ту, что лежала в самом верху (это оказался роман Сида) и погрузился в чтение, вскользь про себя отметив, что первые восемь строк ему будто бы уже знакомы.

На следующий день Сид, в очередной раз забежавший посидеть в коридоре издательства, сделать этого не смог, потому что секретарша редактора, приветливо и даже как-то по-свойски улыбаясь, пригласила его к шефу. И уж совершенно ошеломляющим было то, что редактор выскочил из-за стола, поздоровался с Сидом за руку, предложил расположиться в кресле и угостил сигаретой. Сид заподозрил, что всё это неспроста, что тут же и подтвердилось. В своей горячей речи редактор похвалил его самого и его роман, определил роль и значение Сида в мировой литературе, выразил уверенность в будущем с ним сотрудничестве, которое, впрочем, лично он готов уже начать прямо сейчас, опубликовав роман весьма значительным тиражом. Будучи человеком честным и объективным, редактор признал, что роман другого начинающего автора, Джона Брукса (оказавшийся в баке вторым сверху), вряд ли слабее, и он, редактор, колебался в выборе, но всё же сделал его в пользу Сида. В заключение своей пламенной тирады он предложил немедленно приступить к работе с художником издательства, от себя присовокупив, что договор будет составлен уже на этой неделе.

— А могу я сам найти себе художника? — спросил Сид, о чём-то усиленно размышляя.

— Ну, если его уровень достаточен… Пусть принесёт пару своих работ, а там решим.

Будь мы с вами на месте Сида, мы бы, конечно, выйдя от редактора, громко закричали на всю улицу или пустились в пляс. Такое поведение было бы вполне логичным, поэтому нам абсолютно непонятно, почему Сид не проделал всё вышеперечисленное, а, собрав на лбу не меньше десятка морщин, направился в сквер, где уселся на скамью в глубоком раздумье.

По странному совпадению, и Джулия в этот день находилась в схожем состоянии. Она сидела дома и грустно размышляла, что, вот, сегодня годовщина свадьбы — три года! — и хорошо бы сделать Сиду какой-то полезный и функциональный подарок. Про новый компьютер, разумеется, и речи нет, но хотя бы купить новую клавиатуру вместо старой, с наполовину стёршимися буквами. Ещё утром это казалось вполне осуществимым — ведь семья Андерсенов отдаст ей сегодня плату за обучение дочери, — но всё рассеялось в дым, когда миссис Андерсен, краснея и извиняясь, попросила отсрочить это до завтра.

— Конечно, конечно, ничего страшного, — пробормотала Джулия, мысленно проклиная себя, что не может твёрдо и настойчиво заявить, что деньги ей просто необходимы и именно сегодня.

Говорят, уровень благосостояния семьи исчисляется количеством вещей, которые можно быстро продать, не понеся при этом существенных убытков. Мысленно попробовав продать что-либо из своих украшений, Джулия сделала правильный вывод об их с Сидом благосостоянии. Она уже приготовилась расплакаться, но тут зазвонил телефон. Может, это Андерсены, и сейчас скажут, что могут заплатить сегодня?

Но мужской голос в трубке был Джулии не знаком, и поначалу она решила, что кто-то ошибся номером. Однако мужчина спросил именно её, а разговор пошёл так, что она с трудом верила своим ушам.

— Миссис Джулия, мне довелось видеть ваши работы… Понимаете, я — писатель, и в ближайшее время в издательстве «Будни Мельпомены» выйдет мой роман. Не согласились бы вы взяться за его оформление?

Вот это да! Джулия уже готова была проверещать «Да, да, да!», но тут её сразила очень неприятная мысль. А как же Сид? Она знает, что такое мужское самолюбие! Как перенесёт Сид тот факт, что она раньше него сделает себе имя в Искусстве?

Кто сказал, что только мужчинам свойственно самопожертвование? Любящая женщина способна в этом подняться до таких высот (или опуститься до таких глубин), что ни одному мужчине и не снилось. Достаточно твёрдым голосом и как бы находясь совсем в другом мире, она сказала, что ей это предложение очень приятно, но, к сожалению, вынуждена отказаться, так как серьёзно занята чрезвычайно важным проектом.

После этого, не дожидаясь ответа, положила трубку и сделала вторую попытку расплакаться.

И снова ей этого не дали. Опять зазвонил телефон, и на этот раз действительно мистер Андерсен после сотни извинений сказал, что готов заехать к ней домой и привезти плату за обучение.

Джулия вытерла так и не успевшие прорваться слёзы и улыбнулась. Будет у Сида новая клавиатура!

Здесь вполне можно было бы поставить точку в этой истории. Добавить только, что вечером пришёл Сид и принёс свой подарок: набор чудесных оформительских кистей! Чего же ещё? Наши герои поступили очень симпатично: Джулия пожертвовала своим успехом ради любимого, а Сид не забыл, что сегодня — годовщина свадьбы. Для мужчины это уже немало!

Но что-то подсказывает мне, что для знания полной истины нам необходимо послушать один разговор, вот в этом кафе. За столиком сидят двое мужчин, и один из них — Сид. Как раз он и говорит что-то:

— Джон, я разыскал вас для того, чтобы сделать одно предложение. Я только что от редактора «Будней». Он сказал, что долго делал выбор между моим и вашим романом и сделал его в пользу моего. Словом, если я по каким-то причинам откажусь, издадут именно ваш. И я готов сделать это — но при одном условии: для оформления книги вы пригласите мою жену. Поверьте, вы не пожалеете. А если её работу отвергнет редактор — наша сделка остаётся в силе. И пусть вас не мучает мысль, честно ли это. Я ведь сам хочу, чтобы было так. Согласны?

Отметим ещё восторг и горячую благодарность Джона Брукса и поставим, наконец, точку. Дальше всё ясно. Если люди так любят друг друга, удача и успех к ним обязательно придут. Должна же в этом мире быть справедливость?

Юмористическая проза
БродвейКомпьютерное вдохновениеДаешь МИГ-29!
Несносные привычки Бернарда Дюпре Этот странный Кеней ИнтеллигентДень, когда перевернулся мир — Любовь и жертва — Любовь моя, футбол. Как нам обустроить футболУ каждого свои комплексыСонИ эти ничего не знают!Россия — чемпион. Через полчаса будет готово!Интернет как способ внезапного обогащенияЧему поразился президент АмерикиЭто интересно! (о чем умолчали сказочники)

Юмористические рассказы — Студенческие историиФантастикаМой друг Валентин Пономарёв, генийДело было в МешковеРассказы вне циклов

Крупная прозаСтатьиСтихотворноеКараоке от АкимоваВернисаж от Акимова

Автоматические ворота домодедово ремонт ворот домодедово автоматические.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com